Объединение сайтов | Главная | Регистрация | Вход
Главная » Хронология боевого пути ММГ-2 Шибирган по годам: » 1982 год

Из воспоминаний офицера РО Керкинского погранотряда Маккамбаева Пулата Абуталиновича

Операция в уезде Давлатабад


Во время нахождения РММГ в Андхое была поставлена задача, при проведении операции по вводу ММГ-1 в Меймене, осуществить выставление в к. Даулатабад оргядра народной власти, которое после нападения на указанный уездный центр местных бандформирований и представителей Ширинтагабской группировки, в начале лета 1981 г. бежало в Андхой. Для реализации данной установки начались проводиться ежедневные встречи с руководителем оргядра - Шовали, который являлся 1 секретарем НДПА данного уезда. Он был по национальности узбек, уроженец Ширинтагаба, где до Апрельской революции работал школьным учителем. Характеризовался как коммуникабельный и демократичный руководитель, всегда готовый пойти на компромисс, что было очень важно при той складывающейся обстановке. В подчинении Шовали было около 40-50 человек активистов, которые должны были с ним высадиться  в Давлатабаде. В конце каждой беседы с их стороны постоянно задавался вопрос, насколько эффективно будут действовать наши подразделения, и сможем ли мы своевременно оказать им помощь? Соответственно каждый такой вопрос удовлетворялся утвердительным ответом, что мы всегда будем готовы это сделать. Однако на деле получилось все наоборот. За несколько дней до начала операции в район Андхоя прибыли ММГ-1 и ММГ-2, которые должны были врасти в обстановку, а их обоз - сосредоточился в районе «Имам-Назара» (7 ПОГЗ). Для осуществления прочесок кишлаков во время предстоящей операции, кроме активистов Даулатабадского оргядра, было привлечено около 50 солдат Андхойского погранбатальона.
Утром 13.01.1982 г. боевая колонна начала движение через Андхой - к. Даъякчихана -  к. Карамкуль, и через 1,5 часа остановилась в районе изгиба дороги (западнее соляных копий Мадане-намак), и остановилась на  десятиминутный привал для регулирования дистанций между машинами. В то время еще все подразделения Керкинского ПОГО не имели достаточного опыта, в боевых условиях, совершать марш на далекие расстояния.
После этого была уточнена задача по блокированию с востока к. Даулатабад и осуществления его прочески силами афганцев. Впереди колонны шла ГПЗ в составе нескольких БМП РММГ. Когда до Даулатабада оставалось примерно 1,5 км мы стали визуально наблюдать, как из района базара (находился в центре восточной окраины указанного кишлака) стали поспешно удаляться пешие группы людей и всадники в сторону к. Кураиш (350-400 метров восточнее к. Даулатабад, расположен у подножия холмов, соединяющихся с горной грядой Астана-баба).
При приближении ГПЗ к Даулатабаду была получена команда – двум первым машинам БМП преследовать лиц, поспешно удаляющихся в сторону Кураиша. Когда мы приблизились к данному кишлаку, то в поле нашего зрения уже не осталось убегающих лиц, они все уже вошли в населенный пункт и спрятались во дворах местных жителей. В это время мы обратили внимание, как из юго-восточной окраины Кураиша выехал одинокий всадник и галопом поскакал в сторону лощины, ведущей в сторону уезда Дарзаб (в то время хорошо укрепленный опорный центр бандформирований «Исламской партии Афганистана» (ИПА) и «ИОА» провинций Фариаб и Джозджан). Два БМП стали преследовать всадника. Первый экипаж двигался на повышенной скорости, пытаясь преградить ему движение в сторону гор. Оператор первой БМП, периодически, короткими очередями пытался перекрыть ему движение в сторону гор. Второе БМП двигалось сзади, перекрывая возможный уход всадника в обратном направлении. Примерно через 500 метров лошадь всадника устав от погони и рева двигателей БМП остановилась. Трое бойцов из числа десанта первого БМП подошло к всаднику и скрутило ему руки, изъяло оружие и осмотрело личные вещи, привязанные к седлу. После этого задержанного посадили на броню, и мы двинулись в обратом направлении. При этом растерянная лошадь продолжала оставаться на месте.
По прибытии в ядро полевого гарнизона, который располагался в 100 метрах восточнее базара Даулатабада, начали проводить первичную фильтрацию задержанного. Естественно он отказался от причастности к моджахедам, хотя у его седла, справой стороны (как у «Чингачгука»), был прикреплен специально оборудованный чехол для перевозки английской винтовки старой модификации «БУР-303». Приклад винтовки был инкрустирован серебром с цветными камнями. С его слов он вчера прибыл из Дарзаба для продажи 20 баранов на местном базаре, и выручив деньги, направлялся домой. Когда я спросил, где его деньги он сказал, что 300 тыс. афгани, его швейцарские часы и металлическую табакерку для насвая у него забрали наши солдаты. От услышанного мне стало стыдно за весь СССР, который ввел войска для оказания интернациональной помощи афганскому народу. После это я переговорил с офицером, возглавлявшим первое БМП - старший лейтенант, зам. нач. 1 ПОГЗ РММГ (был переведен к нам из Термезского ПОГО, фамилию не помню), который наотрез отказался верить словам задержанного. Услышав наш разговор нач. особого отдела подполковник Ботвин, направился к личному составу - экипажу первого БМП. Примерно через 15 минут он вернулся с вещами указанными афганцем. Как выяснилось, этот офицер сам изъял их у солдат, и хотел присвоить себе. Через несколько месяцев след этого офицера простыл, но неприятный осадок остался. Правильно говорят «для кого война, а для кого - мать родная».
Однако разочарования этого дня на этом не окончились. Прибывшие с нами активисты Давлатабадского оргядра сообщили, что на базаре они обнаружили ГАЗ-69, принадлежащий руководителю формирований «ИПА» провинции Фариаб - Мавлави Абдусалому, который прибыл в Даулатабад вчера и до нашего прибытия находился в данном кишлаке. Активисты подозревали, что М. Абдусалом прячется в гарнизоне ГЗР (Группы защиты революции - гражданское ополчение, создаваемое на добровольной основе, как правило, из числа лиц одного кишлака или рода), возглавляемого Вакилем (депутат) Хабибулло сыном Ходжи Агаджана. Указанный авторитет возглавлял пуштунское племя мамадхиль, которое проживало вдоль реки Джалаир по дороге, ведущей в Меймене, через к. Атаханходжа. Под его предводительством находились другие рода пуштун - пирузаи, попалзаи, чуказаи, ачакзаи и другие, выпасающие скот против нашей 1 ПОГЗ. После падения народной власти в Даулатабаде в начале лета 1981 г. В. Хабибулло направился в Кабул, где его сын возглавлял одно из управлений борьбы с бандитизмом ХАД Афганистана. Под его гарантии В. Хабибулло было выдано около 100 автоматов АК и боеприпасы, которые на двух афганских вертолетах переправили из Мазари-Шерифа  и разгрузили на советской территории вблизи линию границы (против 1 ПОГЗ). Мы встретили его и через чабанов вызвали его сводного брата Солухана, который прибыл на двух автомашинах через 3-4 часа. Поэтому у нас было время побеседовать и хорошо познакомиться друг с другом. При Захир Шахе В. Хабибулло был депутатом афганского парламента (Волеси джирга - нижняя палата) от провинции Фариаб, а Наби Санатор (сенатор), из к. Атаханходжа, был сенатор в верхней палате. После Апрельской революции сформировавшиеся местные формирования моджахедов, состоящие из узбеков, таджиков и туркмен, стали притеснять пуштунские племена, поэтому их руководители решили обратиться к правительству с просьбой - защитить их.
При прикрытии двух БТР мы вместе с группой активистов направились к гарнизону ГЗР В. Хабибулло. На входе нас встретил с распространенными объятиями Солухан, который сказал, что господин Вакил ждет нас в своей резиденции, в центре гарнизона. Мы с Шовали направились к нему для проведения беседы. Во время состоявшейся дружеской беседы я поинтересовался, что ему известно о приезде М. Салома в Даулатабад. В ответ на это он сказал, что о его появлении на местном базаре он слышал от своих подчиненных, но сам его не видел, так как не покидает своего гарнизона. После этого я предложил ему разрешить активистам проверить помещения его гарнизона для того, что бы развеять сомнения о пребывании здесь М. Салома. В. Хабибулло согласился с моим предложением. Шовали сам вместе с активистами проверил все помещения и убедился, что никого из посторонних нет. При этом он заметил, что не был, подвергнут досмотру склад АТВ. В ответ на это В. Хабибулло объяснил, что посещение активистами указанного склада нецелесообразно, так как может быть утечка информации к противнику о количестве вооружения и боеприпасов, хранящихся в данном помещении. Каково было мое удивление, когда на следующее утро к нам пришел Шовали и сказал, что М. Абдусалом во время проводившегося досмотра находился в складе АТВ. Я направился к В. Хабибулло. Он не стал отрицать данный факт и сказал, что это была объективная необходимость, вызванная интересами Кабульского ХАД-а. Дабы замолить свою вину передо мной он пообещал нам вывести для негласных переговоров несколько бандглаварей Андхойской зоны, встреча с которыми в последующем состоялась в 1983  г.
Следует отметить, что М. Абдусалом на протяжении всего периода нахождения ОКСВ на территории Афганистана продолжал находиться бессменным руководителем «ИПА» провинции Фариаб, а его заместителем был Инженер Насим.
Даулатабадская операция, вошла в боевую летопись Керкинского ПОГО как служебно-боевые действия, когда был пленен первый моджахед с оружием. В то же время, была упущена возможность пленить важного руководителя «ИПА» М. Абдусалома. Даже из каждой горькой неудачи надо извлекать полезный урок, который может быть ценнее легкой победы.

Проводка колонны через Ширинтагаб

По замыслу операции, основной целью которой являлась ввод 1 ММГ в район г. Меймене, после прибытия РММГ в Даулатабад, из Меймене к нам на встречу должен был выйти Капчагайский батальон спецназа и афганский 35 пехотный полк, которые должны были создать безопасный коридор в «зеленой зоне» Ширинтагаба для обеспечения проводки колонны. Согласно письменному указанию руководства КСАПО оперативное подразделение Керкинского ПОГО должно было установить контакты с бандглаварями этой зоны и достичь соглашения о безопасной проводке колонны. Данное указание объяснялось тем, что осенью 1981 г. при входе Капчагайского спецназа, они в этом районе попали в хорошо организованную засаду и потеряли 5 человек убитыми и 7 получили ранения. Это произошло несмотря на то, что до них в штабе Керкинского ПОГО нами была доведена оперативная обстановка в этом районе и показаны на карте районы возможного устройства засад и участки минирования. Однако они предпочли тактику «Шашки наголо» и не подавив огнем противника стали прорываться со своей обозной колонной через несколько засад, устроенных противником по маршруту следования. Нас больше всего возмутило письменного указание, полученное из округа, как можно не имея своих оперативных позиций в этом районе выйти на бандглаварей и достичь с ними какое-либо соглашения? Однако это оказалось возможным. Сформировав бронегруппу из состава РММГ, взяв Шовали (ранее работал учителем ширинтагабского лицея) - 1 секретаря НДПА Даулатабадского уезда и около 30 местных активистов, мы с утра выехали в разведывательно-поисковый рейд до к. Ширинтагаб, где в крепости, рядом с базаром, дислоцировалось оргядро одноименного уезда. Бронегруппа добралась до указанного гарнизона народной власти без происшествий.
Благодаря нашему появлению местные представители народной власти сняли с эшафота, оборудованного на окраине базара, трех учительниц школы, которые еще неделю назад были повешены моджахедами за то, что они ослушались их требований и продолжали обучать местных учениц. Через Шовали, который хорошо знал местных авторитетов, мы направили гонца к бандглаварю кишлаков Торткуль (начало «зеленой зоны» слева от дороги по маршруту Даулатабад - Ширинтагаб) и Торткуль-Балуч (расположен на правом берегу реки Ширинтагаб, у подножия г. Астана-баба) - Бури Палвану, чтобы договориться о встрече.
В то время в «зеленой зоне» Ширинтагаба враждовали два крупных узбекских клана, а остальные рода по родственному признаку ориентировались на них и формировали два противоборствующих лагеря. Первый из них возглавлял - Изатулло «куккоз» (голубоглазый), являвшийся одним из крупных феодалов уезда, торговал коврами, имел несколько дуканов в Ширинтагабе и Джумабазаре, имел родственников в аппарате управления провинции Фариаб, имел семерых взрослых сыновей, которые вместе с ним вели его бизнес. После установления народной власти в Ширинтагабе, из числа своих родственников создал ГЗР (Группу защиты революции), численностью около 70 человек и стал притеснять остальные рода и кланы, входившие в противоборствующую группировку, возглавляемую Бури Палваном. Дом Изатулло «куккоз» находился рядом с крепостью уездного оргядра и мы были приглашены к нему на обед, где мы обменялись мнениями о складывающейся обстановке и перспективами расширения зоны влияния народной власти в Ширинтагабе.
Следует сказать, что в последующем, в ходе противоборства, с группировкой Бури Палвана, Изатулло «куккоз» проиграет единоборство и потеряет в этой вражде шестерых своих сыновей, и сам умрет от поразившего его недуга. Оставшийся единственный сын указанного авторитета потеряет влияние на представителей своего рода и с небольшой группой членов ГЗР переберется на жительство в уездную крепость.
K завершению обеда в доме Изатулло «куккоза» мы получили известие от связника, что Бури Палван со своей свитой будет ждать нас в районе северной окраины к. Торткуль. К этому времени в гарнизон Ширинтагабского уезда прибыла колонна 35 ПП, с командованием которого мы организовали взаимодействие и уточнили участки создания коридора безопасности для колонны 1 ММГ. С Изатулло «куккозом» была достигнута договоренность, что он использует свой личный состав только для прикрытия подступов к базару, чтобы исключить внезапного нападения моджахедов.
Примерно к 16.00 мы прибыли к месту назначенной встречи. Находясь в пределах «зеленой зоны» на магистральной дороге бронегруппа организовала круговую оборону, с таким расчетом, чтобы два БТР прикрывали огнем место проведения встречи. Со стороны к. Торткуль-Балуч появилась группа в составе девяти человек, из которых шестеро были вооружены автоматами АК. К данной группе от нас выдвинулось два человека. В середине группы афганцев находился Бури Палван, вооруженный автоматом. Рядом с ним стояли мулла и двое старейшин кишлака. Из числа своих охранников Бури Палван представил своего сына - Расул Палвана. Беседа продолжалась около 30-40 минут. Мы коротко изложили свои предложения, которые заключались в том, что мы не будем проводить проческу кишлаков, прилегающих к дороге, и не будем наносить по ним огневые удары с использованием вертолетов, минометов и группового оружия. В свою очередь моджахедам было предложено не выходить к дороге и не препятствовать прохождению колонны.
Бури Палван выслушав наши предложения, согласился с нашими доводами. В свою очередь он потребовал, чтобы суть наших договоренностей никто не придавал огласке, так как это может дискредитировать его перед остальными бандглаварями. Нами был выражен положительный ответ на прозвучавшее предложение. После этого Бури Палван рассказал о себе и его противоречиях с Изатулло «куккозом». Начиная с осени 1980 г. кишлаки подконтрольные Бури Палвану стали посещать представители исламских комитетов из других кишлаков и заставлять местных жителей сдавать пожертвования для создания моджахетских формирований. Обсудив сложившуюся ситуацию, совет старейшин постановил создать свое формирование для защиты своих кишлаков от вторжения вооруженных групп моджахедов из других населенных пунктов. Для этого весной 1981 г. они отправили в Пакистан группу около 30 человек, которая возвратилась с оружием осенью этого же года, и на базе указанной группы было сформирован формирование моджахедов «ИОА» численностью около 70 человек. Возглавляет данное формирование сам Бури Палван, а его заместителем является его сын – Расул Палван.
Характеризуя свои отношения с Изатулло «куккозом», Бури Палван сказал, что его оппонент не дает ему вести, принадлежащий ему бизнес. Периодически посылает своих людей грабить его дуканы в Ширинтагабе, притесняет жителей его кишлаков при посещении ими базара, во время проводки афганских колонн через «зеленую зону» под предлогом прочески кишлаков ГЗР-овцы грабят дома местных жителей и т.п. В связи с указанными обстоятельствами Бури Палван высказал свою решимость продолжить борьбу с Изатулло «куккозом». В завершении встречи мы поблагодарили Бури Палвана за то, что он согласился встретиться с нами и принял наше предложение. Была выражена надежда, что мы и дальше будем стремиться поддерживать конфиденциальные отношения, устраивающие обе стороны.
Следует отметить, что летом 1982 г. против Бури Палвана была устроена засада, и он был убит вместе с еще несколькими членами своего формирования. Бандгруппу возглавил Расул Палван, который в 1986 г., во время проведения М. Наджибуллой политики национального примирения, перешел на сторону народной власти и сформировал полк МГБ, входивший в дивизию Абдурашида Дустума. Данное формирование состоявшее, в основном, из числа бывших моджахедов узбекской и туркменской национальностей, принимало неоднократно участие в проводке афганских колонн из Кабула в Джалалабат и Хост (юго-восточная часть Афганистана, населенная непримиримыми пуштунскими племенами), так как афганские армейские части не могли сломить сопротивление пуштунских формирований моджахедов. За эти боевые действия Абдурашиду Дустуму было присвоено звание Героя Афганистана. Звание генералов было присвоено Расулу Палвану, и еще одному сыну Бури Палвана – Абдул Малику. Последний являлся сыном Бури Палвана от четвертого брака с пуштункой, уроженкой к. Кохи-Саят (расположен западнее к. Торткуль). Абдул Малик в 1996-1997 гг. возглавлял оборону в районе кишлаков Чаршамба и Гормач провинции Бадгиз (против участка Тахта-Базарского ПОГО) при попытках формирований Талибан прорваться на территорию северных провинций через Герат - Маймане. В последующем пошла информация о том, что талибы сыграли на пуштунских корнях Абдул Малика и подкупили его. После чего он открыл дорогу талибам на Маймане и Мазари-Шариф.
На следующий день после проведенной встречи с Бури Палваном колонна 1ММГ благополучно прошла через Ширинтагабскую «зеленую зону» и прибыла в Маймене, не услышав ни одного выстрела, в своем направлении.
B боевой летописи Керкинского ПОГО организованная встреча с Бури Палваном стала первой попыткой ведения переговоров с руководителями бандформирований, позволившая, в конечном итоге, провести проводку колонны без боевых потерь.

Комментарии
Владимир Кочетов
Вот истинные причины наших (РММГ) действий в Майманинской зелёнке. О противостоянии кланов нам было известно, не один раз присутствовали при переговорах, снабжали патронами, ГСМ и другим добром в обмен на лояльность. Хотелось бы услышать ещё о Моулави Гапуре.



Операция в уезде Каркин

Против левого фланга Керкинского ПОГО (участок 10-16 ПОГЗ) располагался Каркинский уезд провинции Джозджан. В него входили населенные пункты Хамиаб (волостной центр данного уезда, против 10-11 ПОГЗ), Каркин (13 ПОГЗ), Каук (15 ПОГЗ). Против участка 16 ПОГЗ находился кишлак Ислампинджа Шортепинского уезда Балхской провинции. Население перечисленных кишлаков полностью составляли туркмены, которые занимались животноводством, выращиванием бахчевых культур, рыбной ловлей. Основным занятием женского населения являлось ковроткачество. Производимые ими ковры продавались на базарах Акчи, Шибаргана, Мазари-Шарифа и Кабула. Местные жители часто нарушали режим границы: выпасали скот на советских островах, производили там же заготовку солодкового корня, занимались ловом рыбы в советской части вод реки Амударья.
В начале 1981 г. в Каркинском уезде была сформирована бандгруппа Мулло ДулиИОА», базовый кишлак Каркин), которая имела подчиняющиеся ей боевые группы в кишлаках Хамиаб и Каук. Совместно с бандформированиями Акчинской и Мордианской зоны Мулло Дули совершал нападения на оргядро народной власти Каркинског уезда, которые весной 1981 г. завершились его захватом. Действие в указанном приграничном уезде подобного бандформирования представляло серьезную угрозу обеспечению охраны границы, так как на нашей территории в непосредственной близости от РОИС располагались населенные пункты Чаршангинского района Чарджоуской области (чего не было на правом фланге в тылу 1-9 ПОГЗ). Кроме того, в центре участка 15 ПОГЗ находился вантовый переход советско-афганского газопровода Ходжа-Гогердак - Келиф, имеющий важное стратегическое значение для экономик трех республик. На нем работал Регарский алюминиевый завод, и обеспечивались газом населенные пункты Таджикистана, осуществлялась производственная деятельность Гаурдагского завода Туркменистана и Мубарекский газоперерабатывающий комплекс Узбекистана. Кроме того, пограничные плавсредства отряда находились под постоянной угрозой обстрела из группового оружия с афганского берега. Обстрелы пограничных катеров из стрелкового оружия имели место в 1983 г. на участке 15 ПОГЗ. На участке Термезского ПОГО примерно в этаже время, в районе уезда Шортепа, были обстреляны катера из гранатометов.
В целях демонстрации силы и стабилизации обстановки в Каркинском уезде было принято решение провести в этом районе войсковую операцию, после завершения ввода 1 и 2 ММГ. В ней планировалось задействовать РММГ и сборные десантные группы от других подразделений. Для прочески афганских населенных пунктов было принято решение задействовать 50 военнослужащих Андхойского погранбатальона.
Операция началась во второй декаде февраля 1982 г. РММГ совершила марш по маршруту Андхой – Имам-Назар – Узбой – Босага – Хамиаб и блокировала кишлак со стороны южной окраины. Наш десант был высажен на восточной окраине. Силы прочески были переброшены из Андхоя на вертолетах. Проческа была начата с западной окраины Хамиаба. По указанию полковника Опенышева мне была поставлена задача, вместе с радистом, двигаться в составе афганских сил прочески и выполнять функцию офицера связи (хотя нормативными актами округа это было строго запрещено). В результате прочески афганское подразделение задержало около двух десятков призывников, изъяли у населения старые кремневые охотничьи ружья и сабли времен гражданской войны.
На следующих этапах операции, таким же образом были блокирован Каркин и Каук, однако ни одного моджахеда и их пособников не было задержано. По завершению прочески в каждом кишлаке были проведены беседы со старейшинами, и на их была возложена ответственность за безопасность проживания населения. До них было доведено условие советского пограничного комиссара, что если в их кишлаке не будут появляться моджахеды с намерением совершать подрывную деятельность на границе, то их никто не будет беспокоить. В противном случае местное население будет отселяться в глубь афганской территории.
Позднее, после оперативного отслеживания результатов операции, было установлено, что находившиеся в населенных пунктах моджахеды, после блокирования южных окраин кишлаков силами десанта и РММГ, под видом местных жителей занимающихся выпасом скота, стали мелкими группами уходить к берегу Амударьи, покрытому густыми зарослями камыша и гребеньчука. После этого, они на плотах, оборудованных из автомобильных камер, переправлялись на афганские и советские острова, и ожидали завершения операции. Часть моджахедов, в первую ночь операции, покинув берег реки, и обойдя наши выставленные блоки (на южных окраинах) на удалении 1,5-2 км, ушли в южном направлении в сторону Корчангу и Джангаль-арыка. В соответствие со сложившейся спецификой моджахеды не оборудовали в кишлаках прибрежной зоны схроны, так как на глубине 50 см залегали грунтовые воды. Поэтому они, никогда не оказывали сопротивление, и уходили в сторону реки. Позднее они стали оборудовать схроны на удалении 5-6 км южнее своих кишлаков, которые очень было трудно выявить, так как лиц принимавших участие в их оборудовании моджахеды лишали жизни. За все время пребывания наших подразделений на сопредельной зоне в Каркинском уезде не был пойман ни один моджахед. Для проведения успешной операции требовались значительные силы десанта, так как из-за барханов окружающих населенные пункты использование БТР и БМП было затруднено.
В последующем данные объективные трудности были устранены за счет проведения оперативной работы, которая позволила блокировать активность формирований моджахедов и установить эффективный диалог с авторитетами туркменских родов, проживающих в этом уезде.
К утру 22 февраля 1982 г. РММГ и афганское подразделение, и сопровождаемые ими около 60 призывников вышли в район погранкомиссарского домика на участке 10 ПОГЗ. Ранее планировалось, что афганцев в Андхой должны будут перебросить вертолетами, однако с утра шел мелкий дождь, переходящий в снег, и была низкая облачность. Опенышев сильно спешил искупаться в бане, так как на следующий день был армейский праздник, и предложил отправить афганцев на четырех ГАЗ-66 по тыловой дороге, в сторону Имам-Назара, а сам собирался сопровождать колонну РММГ до Узбоя. Санкции Москвы на передвижение афганцев по нашей территории не было. Он предложил назначить меня старшим колонны, я отказался, сославшись на письменное указание округа о недопустимости использования нас не по назначению. Тогда он решил пустить меня в голове колонны в качестве проводника, знающего местность. Я снова отказался, так как мой участок обслуживания был на Шараме, а эту местность я не знал. После этого он решил отправить меня в качестве переводчика, после чего я сказал, что с честью выполню эту «боевую задачу» (хотя самому хотелось попасть на праздник на дискотеку в доме культуры Керков).
Примерно в 17.00 наша колонна начала движение. Ее боевой порядок представлял следующее безобразие: первым шел УАЗ-469 10 ПОГЗ, на котором ехал старшина заставы, сопровождавший майора Али Асгара - афганского пограничного комиссара по Андхойскому участку (он же командир названного погранбатальона) и двух его офицеров; затем на первом ГАЗ-66 я ехал старшим машины; затем еще два ГАЗ-66, где старшими сидели афганские унтер-офицеры; последним шел ГАЗ-66, где старшим сидел зам. по тех. РММГ лейтенант (фамилию уже не помню). В каждом ГАЗ -66, в кузове сидело по 30-32 афганских вооруженных пограничников, и задержанные во время операции призывники. В то время как согласно существующим нормативов в кузове не должно было быть более 21 человека. Кроме того, 50 вооруженных афганских пограничников сопровождали по нашей территории шесть советских пограничника (два офицера и четыре водителя ГАЗ-66, старшина и водитель УАЗ не были вооружены).
Дорога на всем маршруте была грунтовая и сильно заплывшая грязью, при усилившемся снегопаде. Примерно в 18.00 мы достигли участка канала (шириной около 10 м и глубиной 2-3 м), через который был оборудован бревенчатый мост шириной около 4-5 м, поверх которого была уложена «гозапая» (стебли сухого хлопчатника). За мостом уже начиналась дорога, идущая среди песков в сторону 7 ПОГЗ. Въезд на мост был под углом 90 градусов (почти перпендикулярно, прилегающей дороге). Первым, на медленной скорости, прошел УАЗ, его заднюю часть стало сильно заносить вправо. После этого наша машина стала выруливать на мост, при этом водитель стал газовать, и хвост машины стало заносить. Я дал команду остановиться, сдать назад и выровнять машину. После этого машина медленно стала преодолевать мост, который, как я заметил уже на его середине, имел уклон в правую сторону, а гозапая смешанная с мокрой глиной превратилась в каток. Проехав после моста 15-20 м, я дал команду водителю, остановиться, а сам побежал предупредить следующего водителя, чтобы он выровнял машину.
Уже было темно, все водители успели включить фары. Когда мне оставалось до моста метров 5, я увидел, как следующая машина уже стала въезжать на мост, а хвост ее стало заносить вправо. Я стал орать, размахивая руками, требуя остановить машину. Водитель упорно продолжал двигаться вперед, надеясь, что ему удастся преодолеть этот злополучный мост. Я, застыв, стоял на месте. Когда уже передние колеса машины достигли противоположного берега, перед моими глазами фары машины, светящиеся в темноте, стали медленно переворачиваться. По логике вещей машина задним бортом, должна была сползти в канал, но из-за скользкой гозапои она опрокинулась. Перевернутая кабина машины цеплялась за края берега канала, а хвост кузова ушел под воду, торчали из воды 1/3 колес заднего моста. Первыми выскочили из кабины два афганских унтер-офицера, затем выплыл наш водитель, держа в руке автомат. В кузове раздавались стоны и крики о помощи, все оставшиеся в живых скопились в передней части кузова, где еще был воздух. Я стал орать, чтобы они подныривали под задний кузов и всплывали, так как кузов был оборудован тентом, и преодолеть его по бокам, было невозможно. Наш выплывший водитель взял свой штык нож и бросился в воду, разрывая тентом, там, где скопились афганцы. Однако в этих местах кузова находились спинки сидений, и их преодолеть не было реальной возможности.
На наше счастье в это время по дороге вдоль канала ехал трехколесный трактор, водитель которого решил нам помочь. Имевшийся на тракторе трос был закреплен за передний мост кабины, и тракторист начал пытаться поднять кабину для того, чтобы извлечь пострадавших, находящихся в кузове. Когда ГАЗ-66 был близок к тому, чтобы принять вертикальное положение, трос оборвался, и машина рухнула на прежнее место, а еще живые афганцы стали издавать истощенные крики. Тракторист уехал домой за другим тросом. В это время афганские солдаты и офицеры стали громко кричать и оплакивать своих погибающих соотечественников. Мы с зампотехом дали команду старшине заставы увозить остальных афганцев на 10 ПОГЗ, разместить их в погранкомиссарском домике и доложить о случившемся в отряд. В это время майор Али Асгар стал кричать и требовать объяснения, почему мы стали их перевозить по плохо оборудованной дороге, пытаясь указать на то, что якобы это спланированная акция. После того, как мы его успокоили, он сел в УАЗ и убыл вместе со всеми. К этому времени подъехал тракторист, который доставил другой трос и привез нам для сугрева бутылку водки, хотя мы его об этом не просили. Со второго раза автомашина была перевернута и вывезена на берег. В кузове находились 3-4 трупа запутавшиеся в дугах, удерживающих тентом. К этому времени из канала было выловлено 8 афганцев, плюс два унтер-офицера спасшиеся в кабине.
Примерно в 6.00 к месту ЧП прибыла одна застава ДШМГ, которые инженерными кошками стали вылавливать из канала трупы афганцев, их оружие и боеприпасы. Всего было выловлено 22 трупа. Примерно к обеду мы, завершив «спасательные работы» прибыли на 10 ПОГЗ, где уже нас ждал зампотех округа, который по схеме «опенышева» пытался присовокупить меня к данному ЧП. 24 февраля я, вместе с нач. отряда подполковником Базалеевым В.М., предстал в керкинском аэропорту перед очами нач. войск округа генерал-майором Карповым, который с нами поздоровался, внимательно изучил меня своим взглядом и сказал, что я могу идти. Я долго думал о причинах такого «рандеву» и пришел к выводу, что тому стало мое дерзкое поведение перед зампотехом округа, когда я стал отрицать свою причастность к ЧП и написал подробную объяснительную на пяти листах. Итогом разбора полетов стало НСС для всех руководителей операции и зампотеха РММГ.
Это печальная страничка боевой летописи Керкинского ПОГО свидетельствует о том, что нельзя в мирное и военное время что-либо планировать и осуществлять «спустя рукава». Даже в этом негативном примере нашелся доблестный поступок водителя перевернувшегося ГАЗ-66, который рискуя свое жизнью, полез в промерзлую воду спасать жизни представителей другого государства. Честь ему и хвала!
Комментарии
Владимир Кочетов
Зампотех РММГ - Гузий Виктор, прибыл после шуруповского училища около месяца до описанных событий. Борты всё-таки были, т.к. часть новобранцев улетела в Андхой. Назад в отряд РММГ возвращалась не через Узбой а напрямую в отряд. Трупы из воды доставала не ДШМГ, а 2-ая застава РММГ, которую срочно вернули из отряда на ЗИЛ-131. Я там тоже присутствовал.   

Вячеслав Труфанов
Пулат, на какой должности был Опёнышев? Помню его подполковником - НШ отряда и командиром точки Чахи-Аб ...

Пулат Маккамбаев
Он прибыл в Керки в 1980 г. на должность НШ (вместо убывшего полковника Ивченко) из г. Мары, где был на должности нач. ШСС. В конце 1981 г. получил полковника и в 1983 г. был переведен к другому месту службы. Вместо него НШ стал майор Дубов, который в 1986 г. стал нач. отряда.

Пулат Маккамбаев
Чахи-абское СБО было закреплено за Керкинским ПОГО. Его возглавляли полковник Слепенко, Опенышев, Величко и другие, пока в конце 1981 г. его полностью не передали в Московский ПОГО.

Владимир Кочетов ответил Пулату
насколько я помню Опёнышев перевелся в Прибалтийский ПО
Категория: 1982 год
Просмотров: 287
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MМГ-2 Шибирган © 20.07.2007-2017
Хостинг от uCoz