» Статьи

КОМАНДИРОВКА НА ВОЙНУ
КОМАНДИРОВКА НА ВОЙНУ

За период с 1978 по 1990 год в Республику Афганистан (ранее – Демократическая Республика Афганистан) в служебную командировку по линии МВД СССР были направлены свыше 3940 человек, из которых 28 погибли при исполнении интернационального долга.
Среди павших – 20 сотрудников органов внутренних дел (в том числе 13 – из РСФСР) и 8 военнослужащих внутренних войск МВД (включая трёх российских граждан). Участвуя в интернациональной миссии, получили ранения 93 человека, из них 21 «афганца» из состава группы (спецподразделения) МВД СССР «Кобальт» признали негодными к дальнейшему прохождению службы.
За успешное выполнение поставленных задач около 2600 сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих внутренних войск МВД СССР награждены орденами и медалями Советского Союза и Афганистана.

Начальник Оперативно-технического отдела УВД Виталий Турбин, кавалер ордена Трудового Красного Знамени, в Белгородской области оказался первым из стражей порядка, кого направили в Афганистан. В длительную заграничную командировку советский специалист правоохранительного дела убыл в мае 1980 года.
Прилетев в Кабул, полковник милиции Турбин с группой соотечественников прошёл там недельную подготовку-акклиматизацию и затем отправился на север ДРА – в провинцию Джаузджан, центром которой является город Шеберган. В этой провинции он, старший оперативный сотрудник Представительства Министерства внутренних дел СССР при МВД Демократической Республики Афганистан, был ещё и старшим советником. А в подчинении у Виталия Борисовича находились семь советников и три переводчика. С полковником милиции Турбиным непосредственно работал переводчиком оперативный сотрудник следственного изолятора города Душанбе старший лейтенант внутренней службы Карим Мирзаев, который быстро освоил все местные наречия и очень хорошо помогал руководителю группы наших советников при общении с представителями местных властей и сотрудниками царандоя – афганских сил правопорядка.
Старшего советника поселили в большом городке советских специалистов, трудившихся на буровых. В провинции добывали газ, а также нашли и нефть. Здесь действовал завод, куда из скважин поступал для очистки газ, который затем транспортировался на дожимную станцию, а дальше уходил по трубопроводу к потребителю. На первых порах это предприятие охраняли царандоевцы.
Под их защитой находился и сам городок, окруженный глиняным забором. Двухэтажные саманные дома тут были многокомнатные, в них жили семьи советских специалистов. Внутри городка росли реликтовые сосны и текли арыки, хотя вокруг простиралась пустыня, а в гористой части провинции растительность была крайне скудной. Очень трудно переносилась здешняя жара – в тени было под пятьдесят градусов.
Уточнив сложившуюся обстановку, советнический аппарат царандоя провинции составил план первоочередных мер по укреплению охраны городка, а также имевшейся промышленной инфраструктуры: газового предприятия, трубопровода, буровых вышек и строившегося нефтеперегонного завода. Срочно был сформирован из афганских призывников оперативный батальон защиты революции, в который зачислили свыше пятисот человек. Для них построили казармы и пищеблок, всех обеспечили необходимым военным имуществом. Солдат оперативного батальона обучили владению оружием и бронетехникой: для выполнения боевых задач афганское подразделение получило БТРы и БРДМы, а также миномёты, пулемёты, автоматы и боеприпасы.
До конца 1980 года бандформирования особо себя не проявляли в провинции, но затем ситуация стала ухудшаться. Моджахеды начали устраивать засады, и на дороге Мазари-Шериф – Шеберган несколько раз обстреляли автобусы с советскими специалистами. Их наземную перевозку запретили, потому что однажды «духи» даже атаковали бронетранспортёр, и ехавший с бойцами гражданский специалист погиб после прямого попадания из гранатомёта по БТРу. Отныне специалистов, чтобы обеспечить им безопасность во время следования к месту работы, стали доставлять по воздуху – вертолётами. Со временем же работа буровиков на новых вышках и вовсе была прекращена, для обслуживания завода и его технологических звеньев оставили лишь минимальное число наших специалистов, а их семьи переправили в Советский Союз. В городке, который приходилось охранять днём и ночью, было пятьдесят пять постов. На окраине обосновались два подразделения: оперативный полк и администрация тюрьмы. На них дважды нападали, но обе атаки моджахедов были отбиты.
В первый раз «духи» решили взять неожиданным штурмом тюрьму, чтобы освободить находившихся в ней заключённых – под стражей там было несколько сотен человек. Едва стемнело, бандиты подкрались к роте наружного охранения и застали афганских стражников врасплох: они только что сели ужинать, и поэтому не смогли оказать сопротивления напавшим. У обезоруженной роты напавшие отобрали около семидесяти единиц огнестрельного оружия: винтовки, ППШ, карабины…
Атакующие произвели выстрелы из гранатомётов в тюремную дверь, однако она оказалась настолько крепкой и мощной, что не разломилась от мощных зарядов. Да и пятиметровые глинобитные стены казенного заведения оказались буквально неприступными… Воспользовавшись заминкой неприятеля, обороняющиеся плотным ответным
огнём с вышек оттеснили «духов» от своего режимного объекта, и в эти горячие сутки они большие не рискнули пойти на повторный штурм тюрьмы.
В другой раз враг хотел воспользоваться тем, что почти весь батальон находился на операции, а в его расположении остался лишь взвод разведки. Однако, несмотря на темень, бойцы дали отпор моджахедам, которым удалось лишь поджечь штаб. Одновременно «духи» атаковали командование царандоя и другие учреждения власти провинции, по городу раздавалась беспорядочная стрельба.
Связавшись с командиром батальона, полковник милиции Турбин попросил помощи, чтобы защитить советских специалистов: их к этому времени осталось несколько сотен, а раньше было около тысячи человек. Откликнувшись на эту просьбу, командир ввёл с двух сторон на охрану городка восемь единиц боевой техники: танки и бронетранспортёры. Всех напавших оттеснили, и, к счастью, из советских специалистов никто не пострадал, а раненые были лишь среди афганских солдат. В связи с обострившейся обстановкой и возникшей реальной угрозой уничтожения противником газового завода наши советники добились усиления его охраны. По периметру предприятие взяли под свою защиту советские военнослужащие из батальона 122-го мотострелкового полка.
Для того чтобы кардинально переломить общую ситуацию, необходимо было расширять подконтрольную территорию. В провинции официальная власть распространялась на крупные населённые пункты, а остальные жили самостоятельно: там заправляли старосты кишлаков, муллы и баи, на которых работали дехкане. Выезжая в районы провинции, её руководство вместе с царандоевцами и советскими советниками проводили целенаправленную агитационно-пропагандистскую работу, чтобы привлечь новых сторонников в свои ряды.
Полковнику милиции Виталию Турбину довелось сопровождать губернатора провинции, руководителя местной организации НДПА (Народно-демократической партии Афганистана) и народного судью при таких выездах под охраной большого отряда царандоя в горные районы. Одно из таких пропагандистских мероприятий обернулось для его участников непредвиденными трудностями и реальным риском для жизни.
Тогда в горной местности, при резком повороте, наша БРДМ выехала навстречу раскрашенной автомашине-«бурбухайке», в кузове которой было полно афганцев с оружием. Их всех связали и привезли в город Санчарак, где задержанных допросили. Молодёжь сказала, что с ними ехали семеро бандитов. Затем состоялся митинг, на котором задержанных на горной дороге афганских парней не только отпустили, но и вручили им гуманитарную помощь, в том числе и галоши. А для обезвреженных семерых моджахедов вызвали вертолёт и отправили их в Мазари-Шериф. За это членам пропагандистского отряда начали угрожать, что у них не будет обратного спокойного пути.
Руководители отряда задумались, по какому маршруту следует выбираться отсюда. Посмотрев карту, они отметили, что из города одна дорога идёт по прямой, а вторая от перекрёстка уходит пунктиром на трассу Хайратон – Кабул, то есть на главную автомагистраль.
В распоряжении отряда были бронетранспортёры и вереница автомобилей «ГАЗ-66», и его руководство решило, что всем участникам мероприятия лучше уезжать ночью. Первой колонне, в которой поехал замполит афганского подразделения, поставили задачу доехать до перекрёстка и подождать там вторую сводную техническую группу. К сожалению, замполит оказался предателем и распорядился, чтобы его колонна техники с бойцами миновала перекрёсток и следовала по дороге прямо. А на них вскоре напали «духи», и в ходе завязавшегося боя погибли более десятка солдат, а также были сожжены две машины «ГАЗ-66» и у стольких же бронетранспортёров пробиты колеса. Трофеями моджахедов стали два миномёта и множество боеприпасов к ним – 250 мин.
С места боестолкновения солдатам из второй колонны удалось оттащить к перекрёстку оба повреждённых бронетранспортёра, у которых были самоподкачивающиеся скаты. Заняв круговую оборону, руководство отряда по имевшейся связи вызвало авиационное под- крепление из Мазари-Шерифа. Довольно быстро прилетели два вертолёта, которые доставили на свою базу губернатора, провинциального секретаря партии, народного судью и всех раненых, а также и «груз-200» – убитых солдат. А прикрываемая с воздуха вертолётами и самолётами колонна по бездорожью, обозначенному на карте пунктирной линией, через несколько часов вышла на основную трассу. Там отряд разделился: часть участников пропагандистской акции двинулась на Мазари-Шериф, а остальные возвратились в Шеберган.
Вообще же полковник милиции Виталий Турбин лично участвовал во всех мероприятиях группы «Кобальт» МВД СССР, проводившихся в Мазари-Шерифе и Шебергане. В Афганистане Виталий Борисович тесно взаимодействовал с заместителем министра внутренних дел Башкирской АССР Александром Сергеевичем Русаковым, который был старшим 8-й зоны группы «Кобальт».
С целью предотвращения боевых столкновений постоянно осуществлялись разведывательные мероприятия, проводились зачистки населённых пунктов от бандитов. Результативными оказывались и боевые операции: к примеру, во время одной из них у «духов» были отбиты захваченные ими два миномёта и мины.
Давала свои плоды и умелая агитационно-разъяснительная работа среди афганского населения. Так, заслуживающая внимания информация стала поступать от проживавшего в одном из кишлаков учителя, с которым сложились доверительные отношения. Он сообщил, что жители кишлака собираются в бандформирования и обстреливают вышки, отбирают у геологов-буровиков автомобили «ГАЗ-66» и «Уралы». При этом бандиты советских специалистов высаживали и отпускали, а инженеров-афганцев забирали с собой. Судя по поступившим сведениям, моджахеды были хорошо вооружены и рьяно готовились к ожесточённой борьбе с защитниками революционного государства. Становилось всё более понятно, что в этом кишлаке, находящемся километрах в сорока от города Шебергана, быстро набирает силу северное крыло внутренней оппозиции в Афганистане.
Наконец, было решено сделать разведку боем, для чего собрали сводное формирование численностью приблизительно в полтысячи человек. Бойцы оперативного батальона, сотрудники службы государственной безопасности ХАД, партийные активисты при поддержке нескольких наших бронетранспортёров и танков приблизились к кишлаку, и оттуда был открыт шквальный огонь из крупнокалиберных пулемётов, автоматического стрелкового оружия и гранатомётов. В бою погибли несколько афганских солдат, имелись потери и у советской стороны. Понесла она урон и в боевой технике: неподалеку от опаснейшего населённого пункта был выведен из строя один БТР. Таким образом, подтвердилась информация, что здесь противниками нового государственного строя сделан настоящий укрепрайон с подземными ходами сообщения, наблюдательными постами и заминированными подступами к кишлаку. Полковник милиции Виталий Турбин, принимавший участие в этом бою, собрал все сведения о выявленном мощном укрепрайоне и через военнослужащих ГРУ передал эти ценные разведданные командованию 40-й армии.
Оперативно спланировав войсковую операцию, советские воины приступили к её реализации. Десантировавшись с вертолётов на горные плато, наши бойцы скрытно выдвинулись к исходным позициям и блокировали укрепрайон. Авиация нанесла по нему штурмовые удары, а после окончания бомбометаний началась наземная часть операции. И хотя из-за дождя танки завязли в грязи и не смогли с одной стороны войти в кишлак, однако у других участников войсковой операции подобных затруднений не возникло, и её цель была достигнута полностью – укрепрайон перестал существовать.
– Во время этой войсковой операции, длившейся несколько суток, было уничтожено множество моджахедов, – вспоминает Виталий Турбин. – Лишь небольшая часть «духов» сумела вырваться, уйдя через наше боевое кольцо оцепления по протяжённым подземным коммуникациям. В отвоёванном у бандитов кишлаке собрали целую гору смертоносных изделий – восемьсот стволов исправного оружия. Оттуда же мы забрали отобранные у советских специалистов автомашины и похищенную у нас БРДМ, которую угнали и отдали моджахедам двое афганских солдат-
перебежчиков.
В целом, обстановка в провинции стала поспокойнее, потому что в пригороде Шебергана и в других населённых пунктах эффективно проводились и челночные операции. Наведываясь в тот или иной район, царандоевцы вместе с представителями группы «Кобальт» выполняли адресную зачистку, а устраивая дозоры в той или иной местности, обнаруживали банды и вступали с ними в бой.
Полегче стало в 1982 году, когда нам стала оказывать существенную поддержку передвигавшаяся на БТРах маневренная группа пограничников – их было человек сто пятьдесят, – продолжает Виталий Борисович. – Так что в зоне своей ответственности мы все боевые задачи успевали выполнять своевременно и точно, а также качественно делали и всю профессиональную работу, связанную с оказанием помощи местным органам правопорядка в подборе кандидатов и их подготовке для службы в рядах царандоя.
За личное мужество и отвагу, проявленные при выполнении интернационального долга, полковник милиции Виталий Борисович Турбин в 1981 году был награждён орденом Красной Звезды. Старшему оперативному сотруднику Представительства Министерства внутренних дел СССР при МВД ДРА Турбину в 1982 году вручили ещё и афганский орден Славы.
Возвратившись в мае восемьдесят второго из афганской командировки, полковник милиции Виталий Турбин в июне того же года возглавил ОБХСС Управления внутренних дел Белгородского облисполкома, а в декабре 1984 года был переведён в Москву и назначен начальником 8-го отдела Главного управления БХСС МВД СССР. В 1987 году полковника милиции Виталия Борисовича выдвинули на повышение – он был назначен руководителем Управления внутренних дел Тамбовской области.
Превосходные деловые качества и организаторский талант начальника УВД генерал-майора милиции Виталия Турбина не могли не получить достойной оценки, и 10 сентября 1991 года он был назначен на должность заместителя министра внутренних дел СССР. В декабре того же года ему присвоили специальное звание генерал-лейтенанта внутренней службы.
Став заместителем министра внутренних дел Российской Федерации, генерал-лейтенант внутренней службы Турбин продолжил работу, направленную на увеличение штатной численности ведомства и повышение образовательного уровня сотрудников. Если прежде в стране было двенадцать милицейских вузов, то при Турбине всего за три года число институтов МВД России удвоилось, а обучали в этих ведомственных образовательных учреждениях вместо 11,5 тысячи человек уже 33 тысячи слушателей. Кроме того, ещё открыли три средних учебных заведения юридического профиля и одно пожарно-техническое училище в городе Воронеже. В Академии управления МВД России организовали курсы по подготовке психологов. Между прочим, большая заслуга Виталия Борисовича и в том, что при наборе в институты МВД были сняты ограничения для девушек.
Уйдя в сентябре 1995 года в отставку по достижении предельного возраста службы, Виталий Борисович по-прежнему находится в самой гуще жизни ведомства и лично участвует во многих значимых событиях в его современной истории.
* * *
Ещё являясь заместителем министра внутренних дел Российской Федерации, генерал-лейтенант внутренней службы Виталий Турбин стал активным участником ветеранского движения в стране. В апреле 1992 года он был избран президентом Российской Ассоциации ветеранов-интернационалистов. И вот уже на протяжении более двух десятков лет генерал-лейтенант внутренней службы в отставке Виталий Турбин руководит этой авторитетной общественной организацией, которая с 1997 года называется Ассоциацией ветеранов боевых действий органов внутренних дел и внутренних войск Российской Федерации. – Ассоциация ветеранов боевых действий органов внутренних дел и внутренних войск Российской Федерации особую заботу проявляет об инвалидах и семьях сотрудников и военнослужащих МВД, погибших в Афганистане, Северо-Кавказском регионе Российской Федерации и в других горячих точках, – подчёркивает кавалер высоких ратных наград Виталий Турбин. – Мы ежегодно от тридцати до ста детей погибших или раненых участников афганской войны и прочих вооружённых конфликтов отправляем на оздоровительный отдых, в том числе и за границу. Всем своим подшефным ребятишкам, кого можно было направить на обучение и кто желал учиться, ассоциация помогла получить высшее образование в ведомственных институтах либо в гражданских вузах. Некоторые из наших подопечных, повзрослев и начав самостоятельную жизнь, сделали вполне осознанный и символичный выбор своего призвания. Они поступили на службу в органы внутренних дел, чтобы продолжить дело своих доблестных отцов, павших на боевой вахте.
По инициативе председателя Ассоциации ветеранов боевых действий органов внутренних дел и внутренних войск Российской Федерации Виталия Турбина в Москве с 2000 года проводилась замечательная благотворительная программа под названием «Честь, достоинство, долг». Вообще же, социально значимая деятельность ассоциации распространяется на все регионы страны и везде получает самые добрые отклики. Сейчас девяносто вдов ежемесячно получают от ассоциации материальную помощь.
Помня об «афганских» инвалидах, члены общественной организации не забывают и об участниках Великой Отечественной войны. Побывав в Швеции, Виталий Борисович договорился там с одной коммерческой структурой о приобретении большого количества инвалидного оборудования и вещей: противопролежневых подушек, колясок, костылей и других специальных изделий. После поставки в Россию все это бесплатно получили нуждающиеся ветераны-фронтовики.
Конечно же, для реализации каждой программы ассоциации требуются немалые материальные средства. И пока, благодаря энергичности и деловитости председателя общественной организации ветеранов боевых действий Виталия Турбина и его коллег-сподвижников, необходимые деньги для столь благородных целей своевременно изыскиваются и расходуются исключительно на поддержку семей стражей порядка, погибших при исполнении служебного или воинского долга.
За многогранную и очень важную для нашей страны общественно-полезную работу председатель Ассоциации ветеранов боевых действий органов внутренних дел и внутренних войск Российской Федерации Виталий Борисович Турбин удостоен ещё двух государственных наград – ордена Почета и ордена Дружбы.
Александр ДЬЯКОНОВ
Фото из личного архива В.Б. ТУРБИНА
газета Центрального музея ВОВ «ПОКЛОННАЯ ГОРА» № 1(20) 6 ФЕВРАЛЬ, 2014 г., стр. 6-7
ЛЮДИ ДОЛГА И ЧЕСТИ http://poklonnayagora.ru/ord_img/doc/1393567576_5.pdf



Источник: http://poklonnayagora.ru/ord_img/doc/1393567576_5.pdf
Категория: Статьи | Добавил: mmg-shora (13.06.2014) | Автор: Александр ДЬЯКОНОВ W
Просмотров: 515
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MМГ-2 Шибирган © 20.07.2007-2017
Хостинг от uCoz