» Статьи

От Афгана до Чечни
От Афгана до Чечни
ГАЗЕТА ДИМИТРОВГРАД 2016 » Август » 24 »

27 августа в нашем городе пройдет фестиваль «От Афгана до Чечни». Чтобы послушать солдатскую песню, на него соберется много народа. Будут среди них и воины-афганцы. Сегодня мы расскажем об одном из них
50 лет димитровградец


Сергею Самойлову в июне исполнился 51 год. Поселок Янтарный Калининградской области, где его родители работали на единственном в мире янтарном перерабатывающем комбинате, - его малая родина.
Когда первенцу не было и года, отец принял решение перебраться в Мелекесс, где в районе с одноименным названием жили его предки. Жена часто болела, и врачи посоветовали сменить климат и переехать в среднюю полосу.
Сегодня Анатолию Ефимовичу Самойлову 81 год, Зоя Тимофеевна в сентябре отметит 78-летие. Приехав в Мелекесс в 1966 году, они связали свою жизнь с НИИАРом, на котором проработали до выхода на пенсию.
Их старший сын уже 50 лет димитровградец. С этим городом у него связано все. Он окончил восемь классов в школе №25, а потом музыкальное училище по классу баяна. Сын стал обучаться музыке по инициативе мамы. Пять лет в музыкальной школе плюс четыре года в училище – Самойлов вспоминает с благодарностью своих преподавателей Владимира Ивановича Качалова и Игоря Михайловича Масленникова. В училище он получил хорошее образование и знания по культуре, искусству, музыке, литературе.

Пограничник


До вывода советских войск из Афганистана оставалось около пяти лет. Но о том, что там идет война, простые советские люди ничего не знали.

- Когда я уходил в армию, отец знал, что я попаду в пограничные войска, и почему-то предполагал, что служба будет проходить на Дальнем Востоке, - вспоминает Сергей Анатольевич.

Его призвали в армию 24 октября 1984 года. Краснознаменный Среднеазиатский пограничный округ КГБ СССР, Бахарденский пограничный отряд, что на иранской границе, стал для него домом на восемь месяцев.
Самойлов вначале попал в учебный центр. Новобранцев обучали азам пограничной службы. Сергея распределили во взвод повышенной боевой способности - спецназ и главный резерв отряда. В случае обострения оперативной обстановки на участке границы взвод незамедлительно вызывался для усиления застав. Альпийская и физподготовка, навыки рукопашного боя, владение всем стрелковым оружием, стоящим на вооружении, – Самойлов и еще один однополчанин первой партией был направлен в Керкинский погранотряд - на границу с Афганистаном.
- Мы только в армии узнали, что пограничные войска с самого начала боевых действий находятся на территории Афганистана, - Сергей Анатольевич рассказывает, что в этом погранотряде они прибыли на пункт спецназначения, где готовили воинов-интернационалистов. Их обучали оказанию первой медицинской помощи при огнестрельных и осколочных ранениях, преподавали азы минно-взрывного дела, тактику бандформирований. На политзанятиях большое внимание уделялось истории этой горной страны, их обучали языку. Ну и вновь физподготовка, стрельбы - занятия длились с утра до ночи.
- В июле 1985 года была сформирована 4-я усиленная резервная застава «Джангали». Мы ступили на афганскую землю в первых числах августа. 74 человека перешли границу колонной, совершив марш через Андхой до точки Джангали-Колон, где на голом месте был основан полевой лагерь, - Самойлов рассказывает, что до них там был только ров. Пограничники ставили палатки, рыли окопы, оборудовали минные заграждения.
- 4-я усиленная резервная пограничная застава «Джангали-Колон» была сформирована для охраны газопромысла и работающих на нем советских специалистов. Это была самая большая и вооруженная отдельная застава от ММГ-2 (мотоманевренной группы). Первым начальником заставы был старший лейтенант Василий Смирнов. Личный состав принимал участие в большинстве оперативно-боевых действий мотоманевренной группы, кроме того, ежедневно сопровождал к буровым вышкам специалистов-газовиков и охранял их во время работы.

Граница


Протяженность советско-афганской границы более двух тысяч километров. Охрана государственной границы СССР и пресечение любых попыток моджахедов подступиться к ней была главной задачей пограничников.
Зона ответственности погранзаставы, где служил Самойлов, включала провинции Джаузджан и Фарьяб. Пограничники сопровождали колонны, урегулировали конфликты между бандами, которые воевали не только против власти, но и между собой за сферы влияния.
– В нашей зоне проживали узбекские и туркменские племена, которые всю жизнь воевали за воду, а точнее за долины, где она есть, - рассказывает Самойлов.
17 боевых выездов за его плечами, и из каждого он мог не вернуться. А всего лишь в ста километрах от них – на другом берегу Амударьи - шла другая жизнь: светились огоньки мирных селений, игрались свадьбы – творилось обыкновенное человеческое счастье, где не было войны.

Медаль «За боевые заслуги»


За ходом операции возле кишлака Акча в провинции Фарьяб следил сам начальник пограничных войск КГБ СССР генерал армии Матросов. Моджахеды пытались завладеть стратегической инициативой во всей зоне ответственности советских пограничников в этом районе Афганистана. Имея разветвленную агентурную сеть среди местных жителей, им не раз удавалось уходить от преследования.
Три мотоманевренные группы пограничников блокировали кишлак Акча. Несколько застав, в том числе и Самойлова, участвовали в этой операции. Сначала наши не смогли закрепиться «на блоке», были потери, пришлось отойти.
Моджахеды вели огонь из-за каменных укрытий, домов. К кишлаку было стянуто еще больше сил, к операции привлекли артиллерию и танки. Штурм базы духов без поддержки с воздуха мог принести большие потери. В бой вступили наши «Су»: от разрывов снарядов земля дрожала как при землетрясении.
Четкое взаимодействие наземных и воздушных сил обеспечили успех операции. В кишлаке была блокирована банда численностью порядка пяти тысяч человек.
Когда Сергей вернулся из армии, отец показал ему вырезку из газеты с коротеньким сообщением ТАСС, которое он хранил. В нем говорилось о том, что вооруженная оппозиционная группировка Ашура Пахлавона, насчитывающая до пяти тысяч человек, перешла на сторону правительства в северной афганской провинции Фарьяб. Группировка в течение ряда лет контролировала некоторые районы провинции. На решение прекратить борьбу против власти повлияла провозглашенная руководством страны политика национального примирения и желание вернуться к мирной жизни - об операции и бое не было сказано ни слова.

- Духи пытались прорваться через наши три бэтээра, но мы предотвратили прорыв, - продолжая рассказ об операции возле кишлака Акча, Сергей Самойлов, наводчик АГС-17 (автоматического станкового гранатомета, стреляющего гранатами как пулемет, а разлет его осколков составляет семь метров, в обойме 30 гранат) помнит ее детали, как будто это было вчера.
В том, что духи не прошли, был и его вклад. Секретарь комсомольской организации заставы возглавил координацию действий солдат, скорректировал огонь минометных батарей. За умелые, инициативные и смелые действия в бою, способствовавшие успешному выполнению боевых задач, Сергей Самойлов был удостоен медали «За боевые заслуги». Эту медаль ему вручили в 1987 году в Ульяновске. Без помпы в рабочем кабинете сотрудник регионального управления КГБ достал ее из сейфа. «Спасибо, герой», - только и сказал он ему.

И вновь служба


После Афганистана Сергей Самойлов работал на ДААЗе, потом там же возглавил оперативно-комсомольский отряд дружинников, а затем и специальный отряд. Девять лет он отдал заводу, когда старший участковый инспектор милиции Сергей Леонтьев предложил ему перейти на службу в милицию. Было начало 1996 года.
- Я пришел к Сергею Ивановичу Морозову, в то время начальнику ГУВД, на собеседование. И он предложил мне должность инспектора по связям со средствами массовой информации. «Как ты видишь эту работу?» - спросил он меня. А я ее никак не видел, потому что никогда этим не занимался. «Может, попробуешь?» - вновь спросил Сергей Иванович. И я начал работать…
Я помню, как Сергей Самойлов приехал в нашу редакцию знакомиться. Сразу почувствовалось, что с этим человеком будет работать интересно. И я не ошиблась. По сей день вспоминаю те 90-е, пусть и лихие, с благодарностью. Пресс-конференции, брифинги, интервью – Сергей Морозов не давал никому скучать. Работы много стало у всех, в том числе и у журналистов. Это был мой самый активный период работы в редакции, когда большую часть своего рабочего времени приходилось проводить в милиции и прокуратуре, чтобы потом написать материалы. Жизнь кипела и в самом ГУВД. Там создали женсовет, редколлегию, заработал суд офицерской чести. Сергей Самойлов также часто вспоминает эти годы.

Шали


В 1999 году из МВД пришла разнарядка об отправке в Чечню первой крупной группы сотрудников ульяновской милиции. Первый сводный отряд в составе 203 человек (14 из которых – димитровградцы) направлялся в Шали.
- Я зашел в штаб в тот момент, когда двое руководителей ГУВД обсуждали состав отряда. Мол, надо людей посылать. «Вот Самойлов - афганец. Поедешь в Чечню?» - спросил один из них. В то время я работал в штабе, мне порядком надоела бумажная рутина, и я дал согласие, - рассказывает Сергей Анатольевич.
Виталий Апанасов (афганец), Андрей Прохоров (заместитель начальника следственного управления), Виктор Коваленко (старший эксперт-криминалист, у которого было больше всех допусков), Сергей Кулебякин (оперуполномоченный угрозыска) – это неполный список димитровградских стражей порядка, кто отправился в ту командировку. Забегая вперед, скажу, что Сергей Кулебякин сейчас служит в полиции Самарской области, он вновь был в командировке в Чечне. За первую Сергей награжден орденом Мужества.
Шла вторая контртеррористическая операция. Из большого числа населенных пунктов в Шалинском районе только три были освобождены от боевиков.
- Наш отряд прибыл в Моздок 24 декабря, в канун Нового года. Мы двигались колонной в обход Грозного, который был занят боевиками. Мост был разбомблен. «Икарусы», за рулем которых были ульяновские гражданские водители, переправляли на другой берег через понтонную переправу, - рассказывает Сергей Анатольевич.
Под руководством офицера Васильева ульяновские милиционеры стали налаживать свою жизнь в Шали. Построили баню, туалет. Вставили окна в общежитии милицейского городка – шла зима, в здании не было отопления.
7 января у мусульман завершился религиозный праздник. В отряд, где встречали Рождество, пришла местная женщина и сказала, что она знает место, где томятся в плену российские солдаты. Было принято решение освободить пленных.
Приехав в селение Мескер-Юрт, милиционеры остановились напротив трубного завода. И тут начался обстрел. Это была засада. Шесть человек погибли (трое ульяновцы), еще больше было раненых. Оперативники залегли в арыке с ледяной водой, среди них был и наш Сергей Кулебякин. Милиционеры отстреливались, вынося раненых и убитых.
В отряде знали о случившемся и приняли решение пойти на подмогу. Но попавшие в засаду милиционеры своими силами вышли оттуда. Они отходили по арыку, затем по реке Джалке. Вышли сами и вынесли раненых.
А утром нужно было везти в Моздок убитых. «Груз 200» погрузили в автобус. К Мескер-Юрту, где уже шли активные боевые действия, не пропускали.
- С двумя расчетами гранатометчиков мы проскочили это гиблое место. Прибыли в Моздок, где 12 часов в морге обмывали, брили, одевали своих погибших коллег. Работали вчетвером, другие не смогли, - Самойлов рассказывает, как они положили в гроб, а потом в цинковый и транспортировочный ящики шесть человек.
Эта командировка продлилась три месяца и одиннадцать дней. Отряд почти две недели не могли сменить. После нее многие члены отряда пересмотрели свою жизнь. Один сотрудник милиции принял обряд крещения. Они выполнили трудную мужскую работу. Несколько ульяновцев отдали за нее свои жизни.
Вспоминая засаду на трубном заводе, Сергей Самойлов рассказывает, что боевики прослушивали их переговоры по рации. Васильев и Апанасов стали разговаривать на чувашском языке. Услышав незнакомую речь, боевики вышли в эфир. «Ты кто такой? Какой национальности? Что за язык, на котором вы разговариваете?» - кричали они на русском.
Сергей Самойлов за командировку в Чечню награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Вместо эпилога


Сергей Самойлов отдал службе в органах внутренних дел 20 лет, тринадцать из которых связаны с УМВД России по Ульяновской области, где он прошел путь от опера до начальника серьезного отдела. Плюс два года армии. Он вышел в отставку в звании подполковника. Награжден медалями «За отличие в службе» трех степеней.
В ноябре этого года исполнится 30 лет, как для него закончилась афганская война. Прошло много лет, но воспоминаний из памяти не вычеркнуть. Да и надо ли это делать?! Ведь это история, история нашей страны, наших людей, которые выполнили свой гражданский долг перед Родиной и нами.
Д. НАДЕЖДИНА
Категория: Статьи | Добавил: mmg-shora (07.11.2017)
Просмотров: 7
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MМГ-2 Шибирган © 20.07.2007-2017
Хостинг от uCoz