» Статьи

Воспоминания старшины Комарницкого

Операция под Акчей в конце июля августе 1986 года осталась в памяти рваной цепочкой событий и многое, наверное, и не вспомнил бы (фамилии), не прочитав, рассказы ребят. Помнил только фамилию капитана, да Хмары, уж больно колоритно звучит.
Я был в десанте на Джангалинском БТР. Старшим на машине был капитан Голоколосенко А.Н., мех. водителем В. Хмара, оператором пулеметов (а фактически вторым водителем и механиком заодно) Игорь Валиев. В десанте со мной также были судя по фотографиям на сайте стрелок Олег Чуйков, но Игорь пишет что Ступаков и, по моему, сапер Сергей (фамилию не помню, знаю что был он из Москвы, поэтому мы так и звали его «Москва»). Я впервые за время службы видел такое душевное отношение к своей машине её экипажа, любая остановка, на сколько-нибудь продолжительное время, а ребята уже, открывали капоты, лезли, что-нибудь смотреть или щупать, чистили центробежный масляный фильтр от пыли и т.д. и т.п. На машине установился порядок, что мех. водитель отсыпался при первой возможности, всё таки вести машину. Когда спал Игорь, я честно говоря, и не помню.
С марша техника остановилась на КП, за тем начала рассредоточиваться на блок вокруг кишлака Бишарык. Мы тоже зашли на блок. С одной стороны от нас Джангалинский же БТР, а с другой стороны не то естественный протяженный бугор, не то старый, разрушенный дувал, направленный как бы в сторону кишлака, за ним на блоке, по-моему, БМП стояла. Не помню, были ли отрыты какие-то позиции, но для БТРа капонир мы рыли или дорывали, рыли и окопы. Какого либо оживления в кишлаке не наблюдалось.
Потом, по радио бронник, куда-то вызвали, вроде на КП. Оставлять нас троих только с легким стрелковым оружием было не дело, поэтому к нам перенесли АГС с соседней коробочки. Тут выяснилось, что у соседей кроме мех.вода и стрелка, из десанта только расчет АГС. Один из расчета джангалинский повар, а другой пекарь оттуда же. Признаться не помню, кто его к нам перенес, то ли сами соседи, то ли наши ходили. Я не ходил, оставался на позиции. Помню, что видел тогда Виталика Грабовенко (пекарь), поэтому, наверное, он помогал нести. У нас он не остался, ушел к себе на коробочку. Поскольку Виталик ушел, предполагалось, что кто-то из нас умеет пользоваться орудием. В одном из рассказов, про эту операцию, назвали наши бронники Скрябинскими (2 ПЗ), и вроде видели, как «бойцы тащили АГС». Я с начала, подумал, что это не про наше место, мало ли кто АГСы на позициях таскает, но там же упоминали про В. Грабовенко, думаю, что ошибочка вышла.
После рытья начали готовить ужин, и вот тут я точно не помню, был еще бронник на месте или нет, на нашу позицию стали падать как будто на излете со стороны кишлака гранаты от гранатометов штуки три или четыре, падали и не взрывались. Открывающийся как зонтик хвостовик, только были они какие-то странные, то ли выгоревшая боевая часть, то ли просроченная, а может ещё что. Мы все по окопам, за автоматы, но откуда стреляли, не увидели, а просто палить по кишлаку не стали, но главное что не было слышно звука выстрела. Я поэтому и подумал тогда, что это скорей всего перелет. Все успокоились.
Броник тогда уже точно ушел. И тут с тыла, со стороны соседнего кишлака по нам начали автоматы бить, ну может ручной пулемет, калибр не 7,62. Автоматами мы их достать не могли, позиция стрелков была хорошо прикрыта рельефом местности. Соседи вообще не видели места стрельбы. Огонь не плотный, поэтому мы смогли переставить АГС в другую сторону. Чуйков присел, чтобы начать стрелять. Место стрельбы видно отчетливо. А АГС молчит, он нажимает на гашетку, реакции ноль. Олег ругается, я спрашиваю, в чем дело, может утыкание, по аналогии с автоматом. Вот так и выяснилось, что никто на позиции пользоваться АГСом как следует, не умеет. У меня стрельнула мысль, а может предохранитель, спрашиваю, Олег жмет плечами, уже сидя в окопе, позиция для АГСа получилась так себе - открытая. А духи лупят сильней и сильней. Под прикрытием наших, я потихоньку выполз из окопа, когда стрелять стали потише, и лежа рядом осмотрел АГС с одной стороны, ничего не нашел. Очередь султанчиками рядом так близко легла, что подумал я – «всё доползался». Но пронесло. Отполз чуть назад и к другой стороне, нашел – перевел предохранитель в другое положение. Все говорю, Олег, можно пробовать. Чуйков парой тройкой очередей накрыл место ведения огня. Затихла точка. Я тогда тоже, для получения опыта пару гранат из АГСа выпустил, с точки прицеливания отчетливо видно как они летят. Про еду мы тогда забыли, взялись за лопаты и стали закапываться поглубже, доведя наши инженерные сооружения почти до полного роста, соединив их между собой. Как мне повезло, что забыли мы про ужин.
Помню, что Серега Москва все говорил, что надо гранаты на растяжки на ночь поставить за пригорком, что бы гости к нам ночью не нагрянули. Капитана на точке не было, принять решение без него не решились. Поэтому болтался Серега после инженерных работ по окопу. На моей позиции, я оборудовал себе бойницу поудобней, а чуть позже и полку под ящик с гранатами вырубили в грунте. Только, видно сделали её высоковато.
Начинало темнеть. Бронник наш вроде уже где-то на подходе был. И тут со стороны блокированного кишлака начала безоткатка работать по нашим позициям, ну и пули по брустверу начали стучать. Безоткатка била по соседнему джангалинскому БТРу, но ребята, слава богу, хорошо закопались, начал огрызаться КПВТ. Ведя огонь по местам сполохов в кишлаке из автомата, я посматривал в сторону соседей. Заметил, что снаряды безоткатки стали ложиться вдоль окопов в нашу сторону. В очередной раз, взглянув влево, я увидел, как снаряд попал рядом с окопом метрах в 15-ти от меня, а по окопу в мою сторону бежит сарбоз. Дав очередь в кишлак, я начал приседать в окопе, что бы набить магазины, и в этом момент снаряд попадает по моей позиции, и как позже выяснилось, пробив бруствер в ящик с гранатами. Ударная волна в месте, где я присел, была такая, что я думал у меня мозги вместе с глазами из черепа через глазницы выскочат. Меня присыпало, голова трещит, пытаюсь встать не могу. Напрягся, земля рыхлая, поддалась, встаю. Как в кино, вижу как сквозь цветной фильтр, все красное. Вижу, как вкатывается на позицию наш БТР. А ноги в чем-то мягком, понять не могу. Смотрю вниз и понимаю, что топчусь по кускам человеческой плоти. Вспоминаю, что Серега Москва тут крутился,… в животе все колом встало, и я начал орать Серега, Москва, Серега, Москва, Серега, Москва,….. Голова кружится, бреду по окопу в сторону пригорка, где он хотел растяжки ставить в надежде, что это не Серегу порвало. Ору Серега, Москва, Серега, Москва, вдруг из-за пригорка Серега живой и невредимый …., как же тогда отлегло. Разорвало, по всей видимости, того афганца, что бежал в мою сторону. Погибший человек это конечно всегда горе, но когда это не твой товарищ, как это не цинично, легче… Тело все больше становилось ватным, голова кружится, но добрел до остатков свей позиции, откапал из земли и мяса автомат. Позже, до конца службы капитан упрекал меня, что я оружие в бою бросил. Ну да бог с ним. Дальше помню плохо, общими силами мы задавили прорыв. Меня начало подташнивать, и голова стала болеть всё сильней. То ли ночью, то ли утром меня увезли на КП, а как оказался в отрядной медсанчасти не помню. Сказали бортами.
Тем же днем, поездом отправили в Душанбе, в госпиталь. В госпитале со мной были и Хмара, и Чуйкин, но вот ехали они со мной или приехали позже, не помню. Врач сказал, тебе сейчас будет казаться, что всё хорошо, начнешь бегать по госпиталю, но если не хочешь позже головой маяться, лежи хоть кругом пожар. Выполнить это было сложно. Жара, духота, а положили меня в палату с больными с пищевыми расстройствами, мест больше нигде не было. Уснул.
Просыпаюсь, рядом на соседней койке Виталик Грабовенко лежит. Только понять не могу, что случилось, он только тощий был, за шваброй спрячется, а сейчас, ну просто атлет, только на один бок и живот перевязан. Спрашиваю, что случилось, говорит ничего страшного, гранатой поцарапало, а опухоль - гематома от удара. Оказывается, на следующий день к ночи поступила команда о передислокации – отойти от кишлака на сто метров и закопаться. В суете «переезда» разобрали АГС, сняли барабаны магазинов и сам АГС со станка. И когда несли само орудие, оно выстрелило, ствол был обращен к Витале, спасло только то, что на нем спасжилет был с автоматными магазинами. Магазины вдребезги ну и …..
Скорей всего забыли на предохранитель поставить. По идее, когда ленту снимают надо передернуть затвор, но там, в суете, мало ли что... Или может при зарядке ленты, вставили гранату в последнее звено - лента вылетела, и непонятно остался снаряд в казеннике или нет, и если забыли про предохранитель опять беда.
Прошло несколько дней, мне действительно становилось лучше, а Виталику становилось хуже, опухоль не сходила, появился запах разложения тканей. Его перевели в другую палату, сказали инфекционную. Мы еще несколько раз виделись то на прогулке, то в столовой.
Пробыв в госпитале чуть больше недели и насмотревшись на всякое, я засобирался в часть. Мест в госпитале не хватало, мне действительно было получше, и меня выписали. Получаю форму со склада, всё чистенькое, хорошо выстиранное и х/б и портянки. В госпитале байки ходили, что стирают, какими-то сильными средствами, чтобы и грязь и кровь за раз отстирывало. Отдают сапоги, они-то грязненькие. Сверху пыль смахнул, а низ у подошвы не могу очистить. Ковыряю какой то щепкой и тут до меня доходит, что это запекшаяся кровь вперемешку с землей, чуть не стошнило меня тогда. А кладовщик видя как меня развозит, говорит, мол раненько ты засобирался.
И только в «Шоре» меня догнало известие, что у Витали под ключицей была взведенная граната из того самого АГСа, который прикрыл нас от атаки с тыла…
Категория: Статьи | Добавил: ramoko (06.08.2010) | Автор: Комарницкий Олег E
Просмотров: 860 | Комментарии: 4
Всего комментариев: 4
4 ГАН   (05.09.2010 21:26)
Абсолютно верно.Я об этом как раз и пишу в воспоминания о той операции.

3 ИСВ-85-87   (03.09.2010 22:28)
Витю Грабовенко ранило совсем на другой операции.

2 ГАН   (11.08.2010 11:45)
С интересом прочитал воспоминания Олега Комарницкого о операции в районе К.Бишарык.В ближайшее время напмшу свои воспоминания о этой достаточно интересной операции. Война она на всех одна, но восприятия событый наверное у каждого свои.Хочу только одно сказать, упрекать боевого товарища за мелкие промашки не в моих правилах тем более еще до конца службы не в моих правилах, тем более что все было нормально и проявили себя ребята как и положено.

1 mmg-shora   (06.08.2010 11:09)
Олег, спасибо за твои воспоминания! Ждем продолжения и от тебя и от всех сослуживцев. Никто кроме нас самих так откровенно и честно не передаст то что мы там делали, видели и ощущали...

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MМГ-2 Шибирган © 20.07.2007-2017
Хостинг от uCoz