» Статьи

Андхойская засада
Из воспоминаний Михаила Суровцева, в 1985-86 гг. сержанта, командира отделения Андхойской заставы:
Время бежит неумолимо, уходят в историю героические и трагические события афганской войны, уходят из жизни ветераны. Посвящается Георгию Расюку, заместителю начальника заставы по боевой подготовке, - настоящему ОФИЦЕРУ и ЧЕЛОВЕКУ.

Андхойская засада

21 марта мусульмане отмечают Новый год – Навруз. Накануне этого дня все гарнизоны советских пограничников в Афганистане переводились на усиленный вариант несения службы. На боевых расчетах Андхойской заставы офицеры-разведчики настойчиво доводили до личного состава информацию о готовящихся провокациях. Говорили о возможности обстрела заставы ракетами «земля-земля» недавно завезенными в Фарьябскую провинцию, о подкопе под крепость, о подрыве бетонного моста через арык. Разведчики предупреждали, что один из крупных отрядов собирается в Пакистан за деньгами и оружием, что им нужны весомые доказательства своей успешной деятельности, поэтому нам необходимо быть готовым к любым сюрпризам. Однако басмачи приготовили таки нам «новогодний гостинец».
Несмотря на предупреждения разведки, атака душманов оказалась неожиданной, коварной и предельно наглой.
Это случилось 18 марта 1986 года около 16 часов по местному времени. Духи, переодетые во все черное, прямо в городе средь бела дня атаковали нашу колонну из Керков, зажав между дувалами и расстреливая буквально в упор с трех-пяти метров. Причем рядом был стационарный сарбозовский пост, но вероятно «духи» или купили, или припугнули «неверных союзников». Банда большими силами спокойно заняла позиции в городе, и никто не предупредил заставу об этом, хотя по всему городу были посты и полно осведомителей. И на помощь из шести сотенного гарнизона города не пришел ни один.
Это была обычная колонна из Союза, каких «Андхойцы» перетаскали сотни. Чаще колонны шли в Шибирган, оставляя на заставе необходимые грузы и почту. «Андхойцы» сопровождали их от границы до начала асфальтового шоссе рокадной кольцевой дороги, где передавали «Шибирганцам». Город всегда считался самым безопасным участком, кроме западной окраины, где начинался басмаческий кишлак Баги-Бустан, но это было на противоположной окраине. В тот раз колонна была небольшая, всего пять грузовиков с дровами для нашей заставы. На сопровождение отправились три экипажа БТРов: 770-ый, 768-ой и 771-ый. Старшим колонны на 770-ый БТР был назначен капитан Георгий Расюк (Жора). Начальник заставы (НЗ) м-р Р-ков (Репа) посадил наводчиком молодого, только что прибывшего с учебного пункта бойца, который к тому же учился на связиста. Но парень рвался в дело и соврал, что обучался на наводчика, хотя понятия не имел, как управляться с вооружением БТРа. Начальника интересовали исключительно хозяйственные специальности. Сам он после операции в Альмаре в апреле 1985 г. уже почти год дальше Андхоя не выезжал, предоставив эту работу «замбою» и замполиту. В экипаже еще был инструктор минно-розыскной собаки мл. сержант Запара с собакой и штатный водитель 770-го Василий Башкатов. Экипаж 768-ого вообще состоял из двух человек: водителя ряд. Калинина и командира мл. сержанта Евсеева. Калинин впервые отправился в самостоятельный выезд. Старый опытный водитель 768-ого ефр. Лигун Виктор был переведен на новую 4-ую отдельную заставу в Джангали-колон. На БТРе № 771 водитель и наводчик были штатными – Иван Данилюк и Виктор Яровой, а командиром назначили земляка-ярославца мл. сержанта Иванова Олега (Шоколада). Штатного командира сержанта Черныха Сергея НЗ отправил на пост. Не припомню, чтобы когда-либо раньше молодых водителей или наводчиков в первый же рейс отправляли без дублирования опытными солдатами, и уж тем более, чтобы отправляли неукомплектованный экипаж. И это накануне Навруза и после неоднократных предупреждений разведчиков… НЗ нужны были рабочие руки в лагере, а колонны и за выезд уже не считались, настолько это было обыденно, практически еженедельно. «Духи» на то и рассчитывали, что только подтверждает, как хорошо они нас изучили.
Колонну встретили на границе в районе линейной 7-ой заставы «Имамназар». В колонне на заставу из Союза возвращался замполит ст. лейтенант Нехода Сергей (Резкий), а также несколько офицеров и прапорщиков из Шибиргана (Шоры). Замполит был в 10-дневном отпуске по случаю приезда жены. Такую возможность офицерам предоставляло командование помимо ежегодного 45-суточного отпуска. От тоски, замполит, проводив молодую жену на самолет, с горя малость «приняв на грудь», отправился в город в полевой форме. Это было запрещено, но ему уже «море было по колено». На городской танцплощадке повздорил с туркменами и завязалась драка. Местные вызвали патруль из отряда, возглавляемый замполитом отряда. Патруль с трудом смог утихомирить распалившегося офицера – кандидата в мастера спорта по самбо. Остыв и осознав, какая его ждет перспектива, Резкий возвращался в Андхой в мрачном настроении. На границе он должен был пересесть на броню неукомплектованного 768-го БТРа, но после случившегося в Керках, ему уже было все равно. Как ехал в первом УРАЛе, так и рванул впереди всей колонны. Водитель УРАЛа оказался молодым бойцом, первый рейс в Афган, побоялся ослушаться мрачного офицера и перестроиться в хвост 770-му «броннику». Так впереди брони УРАЛ и влетел в город, и первый нарвался на душманскую засаду. По словам замполита, дух выскочил прямо перед машиной с его стороны, весь в черном и, почти не целясь, выпустил гранату. Выстрел снес правый передний скат, крыло, ударив прямо под сиденье офицера, вывернув мужику бедренный сустав и выбив челюсть на левую сторону. От осколков его спас бушлат, воткнутый между дверью и сиденьем. Кумулятивная струя ушла в двигатель. В ногах у замполита стоял ящик с долгожданными новыми книгами, которые остались целы и невредимы. Водитель вдавил педаль до упора, и покалеченная машина практически без переднего колеса и с пробитым движком пронеслась через город, разогнав толпу на базарной площади, и ткнулась носом в пыльную дорогу в полукилометре от крепости.


Замполит, оставив бойца охранять машину, на одной ноге прискакал в лагерь. Застава уже была поднята к бою. Личный состав, свободный от службы и от выезда в это время находился в ленкомнате на политзанятиях. Услышав очереди в Андхое, многие думали, что это очередное нападение на сарбозовский пост, кои случались практически ежедневно. Кто-то даже пошутил – «не нашу ли колонну обстреливают или Жора (известный и уважаемый афганцами охотник) устроил охоту прямо в городе». Ни у кого даже в мыслях не было, что басмачи осмелятся в городе напасть на колонну. Но ворвался дежурный с круглыми глазами и заорал, что наши попали в засаду на въезде в Андхой и подбит 770-ый БТР. Все выскочили как ошпаренные, минометчики бросились на позицию. В воротах увидели замполита с перекошенным серым лицом и укороченной ногой, бросились к нему. С часовым дотащили его до кубрика и уложили. Говорить он не мог, просто мычал и жестами показывал на дорогу. Бросившись за ворота, увидели уткнувшийся носом УРАЛ. Побежали к нему. Водитель стоял впереди машины белее снега, со стеклянным взглядом, вцепившись в автомат, как под гипнозом. С помощью 760-го (самого старого и разбитого БТРа) приволокли УРАЛ в крепость. На позиции уже во всю работал 120-милиметровый миномет, все свободные от службы бойцы вязали пороховые заряды на мины. Репа, не отрывая зада, сидел на прямой связи с отрядом и Москвой. Капитан Расюк по рации успел сообщить, что подбиты 770-ый и 768-ой, горит 131-ый ЗИЛ, что с бойцами - пока не знает. Москва требовала, чтобы немедленно доложили, где оружие пропавших бойцов. Кабинетные стратеги явно не понимали, что происходит. Молодец Жора, он просто послал всех этих умников на х.. и отключил связь, надо было выручать ребят. Эфир замолчал. Было так жарко, что про связь больше никто не вспоминал. Огонь миномета по началу взялись корректировать вдруг откуда-то появившиеся сарбозы, но ни одна мина по их корректировке рядом с засадой не упала.
Как часто бывает помог случай, еще у границы на 771-ом БТРе порвался тросик газовой тяги, пришлось сержанту Иванову лезть в движковый отсек и «газовать» вручную по командам водителя Вани Данилюка. Поэтому их экипаж прилично отстал и при нападении на колонну еще не успел втянуться в город, получив возможность сразу открыть огонь и прикрыть остальных. Олег Иванов, сидя под пулями в движках с открытыми жалюзями, шевелил заслонками. И потом при эвакуации раненных он проявил себя молодцом, чем заслужил не только похвалу Жоры, но и его покровительство до своего дембеля. Замбой вел себя как подобает боевому командиру. Во многом благодаря его самообладанию не было паники, и все остались живы. Сам Жора получил множественные осколочные ранения спины и головы. «Дух» стрелял в 770-ый сверху из-за дувала с нескольких метров. Граната вошла прямо в верхнюю плоскость башни. Именно в этот момент Вася Башкатов, остановив БТР, перезаряжал КПВТ, потому что молодой наводчик не справился с его заряжанием, произошло утыкание патрона. Граната пробила броню и от кумулятивной струи сдетонировал боекомплект пулеметов прямо под руками Василия. Кисти разорвало в клочья, осколками посекло оба глаза и перебило нерв на руке. Струя осколков срикошетив о броню вонзилась в тело сидевшего в командирском люке спиной к башне капитана Расюка.
Водитель 768-го БТРа Миша Калинин, увидев впереди разрывы, резко затормозил и попытался развернуть БТР, но из-за отсутствия пространства между дувалами БТР застрял, превратившись в неподвижную мишень. Юра Евсеев бросился за пулеметы, но у него тоже сразу заклинило КПВТ. Он лупил из ПКТ, пока одна из гильз, встав «на попа», не застопорила опускание ствола. Юрик, упершись ногой в броню и таща на себя рукоятку вертикального управления пулеметом, пытался согнуть гильзу стволом ПКТ, но сил не хватило. «Духи», поняв, что пулемет не опускается, стали смело высовываться из-за дувалов и спокойно целить из РПГ практически в упор. Можно представить, что испытывает человек, видя через прицел, как в паре метрах прямо в него наводится кумулятивная граната. Ожидая разрыва, парень прощался с жизнью, но бог вновь оказался на нашей стороне. Не подвела и советская техника. Граната попав в покатую башенную броню, срикошетила в дувал, оставив полуметровый след на башне как от сварки. Но басмачам удалось пробить боковую броню в движковом отсеке. Кумулятивная струя прошила насквозь оба движка, оставив только ровные отверстия в металле. БТР заглох. Хорошо, что не попали в десантный отсек, тогда бы… крышка обоим.
Вслед за первым УРАЛом, шел ЗИЛ-131, водитель которого увидев выстрел по первой машине, резко затормозил. В это время из-за дувала на капот машины бросили гранату, которая чтобы не скатилась, была замотана в мешок или панаму. После разрыва машина вспыхнула. Водитель горящего ЗИЛа из роты подвоза отряда не растерялся. Парень нырнул под машину и отстреливался оттуда, пока не пробились с подмогой и не вытащили. Другому водителю 131-го ЗИЛа «повезло» меньше. Его встретили очередью из пулемета прямо в лобовое стекло. Боец успел нырнуть на сиденье, но ногу прошило насквозь. Благо, что машина не загорелась. Все это случилось в первые же минуты боя. Затем Жора Расюк смог организовать оборону, благодаря огневой поддержке экипажа 771-го. Разрывы мин в городе, тоже сказались на моральном настрое нападавших. Басмачи стали оттягиваться от дороги, но обстрел из стрелкового оружия велся еще долго.
Минут через сорок к Андхойской крепости подкатили три новеньких БТРа с недавно организованной 4-ой заставы из Джангали-колон. На одном из них был Витя Лигун, еще недавно водитель подбитого теперь 768-го. К ним присоединился наш 760-й БТР, возглавляемый прапорщиком Дидком. Они спешили на помощь попавшей в засаду колонне. Когда от них стало известно о таком количестве подбитой техники и ничего о ребятах, всех охватил приступ звериной ярости. Казалось, что попадись в тот момент «душара», разорвали бы его голыми руками и даже зубами. Чувство дикой ненависти и мести у большинства бойцов заставы не проходило долго. Все крутились как шестеренки в часах.
Необходимо было вести непрерывный огонь из миномета, а боекомплект на позиции расстреляли очень быстро. Ключи от склада боеприпасов в суматохе увез с собой прапорщик. Пришлось монтировкой выдирать замок и, взваливая пятидесятикилограммовые ящики на плечи, бойцы бегали от склада к позиции как заведенные. Кто выдыхался, оставались на позиции приматывать пороховые заряды. Потом догадались подогнать прожекторную станцию, накидывали полный кузов ящиков и увозили сгружать на позицию. Гнали мысли, что от ударов мины могут встать на боевой взвод. Бой продолжался несколько часов. Огонь корректировали уже наши экипажи, приехавшие на подмогу. Они же передали о тяжелом ранении Васи Башкатова. Сколько выпустили мин сказать трудно, но впервые на стволе миномета ближе к станине образовалось черное кольцо. Стали опасаться, как бы не разорвало ствол. Позиция представляла собой огромную гору ящиков, расчет не было видно.
Все это время НЗ так и не вылез из-за рации. Дежурный по заставе мл. с-т Перевозчиков («Удмурт») буквально валился с ног, его не меняли вторые сутки. Пришлось заступать во внеочередное дежурство старослужащему сержанту и организовывать внутри лагерную службу без боевого расчета. Все бойцы понимали остроту ситуации, поэтому, несмотря на усталость, каждый действовал предельно четко и слаженно. Самым тяжким была неизвестность - как там наши, все ли живы? Особенно волновала судьба 768-го, про экипаж которого не было никаких вестей. Наконец, на связь вышел прапорщик и сообщил, что Евсеев с Калининым живы! Их удалось вытащить из подбитого БТРа. Эвакуировали и водителей подбитых грузовиков. Капитан Расюк принял решение вытащить подбитую технику, чтобы «духам» не досталось вооружение. Это удалось сделать только с наступлением темноты. Бросили только сгоревший ЗИЛ, от него остался только остов.


Остатки колонны к полуночи притащили в крепость. Все были измотаны, пыльные, грязные, прокопченные, но живые. Васе Башкатову было очень плохо. Глаза заволокло раздувшимися багрово-синими пузырями век, из-под которых струилась сукровица, оставляя кровавые следы на запыленных и прокопченных щеках бойца. Он ничего не видел и не мог шевелить руками. Раненных собрали в «дежурку», подняли санинструктора мл. сержанта Новикова, чтобы он обработал и перевязал раны. Но наш «Таблеткин» до армии учился на железнодорожника, и, оставаясь им же, лечил нас исключительно при помощи записей в блокноте одними таблетками. Увидев искалеченного бойца, он по-началу растерялся. Жора рявкнул, чтобы он оставил санитарную сумку и убирался. Пришлось дежурному с дневальным работать санитарами. Размотав с Васькиных рук окровавленные бинты, увидели месиво рваных мышц и неестественно белых раздробленных костей. Как смогли, приложили куски тканей к костям, обработали и перебинтовали. Боец стонал, стиснув зубы, но терпел. Обработав, как смогли глаза, отвели Васю в кубрик, раздели и уложили. Санинструктор, придя в себя, обработал ногу раненного водителя. Жора Расюк ему не доверился, велел заняться его спиной дежурному. Черный танковый бушлат замбоя был весь изрешечен осколками, как дуршлаг. Спина оказалось такой же, как будто он встал с кучи битого стекла. Осколки оказались очень тонкие и вошли глубоко, без специальных приспособлений не достанешь. Пришлось просто замазать всю спину йодом и наложить повязку. В голове из-за волос их вообще не заметили. Капитан, еще не остыв от боя и боли, матерился, грозил сравнять с землей все в радиусе пяти километров от крепости. Потом вспомнил про Иванова, похвалил.
- «Копченый» меня такими матюгами обложил, стервец, но молодец, черт, пулею летал.
Далее следовали новые порции матюгов в адрес «бесов». После перевязки всех уложили. Возле Башкатова бойцы, несмотря на усталость, сами организовали дежурство до утра. Утром Васю совсем развезло. На глаза наплыли фиолетовые пузыри величиной с кулак, любое шевеление вызывало боль, он непрерывно стонал. Замполиту тоже было очень плохо, контузия была сильная, к тому же уже третья. Жора и раненный водитель из роты подвоза держались. С рассветом за раненными прилетели борты. К немалому удивлению бойцов заставы, вслед за раненными в борты полезли Шибирганские офицеры и прапора, отсидевшиеся весь бой в придорожном арыке за городом. Они все вдруг оказались «контужены». Но тогда было не до них, все переживали за своих. Да еще и не отошли от вчерашнего. На следующий день стало совсем плохо молодому бойцу, который ехал наводчиком на 770-ом БТРе. Его рвало, и голова раскалывалась, на боевом расчете пацан потерял сознание - контузия оказалась тяжелая. Пришлось вновь срочно вызывать борты. Думали, что в госпиталь отправят и инструктора Витю Запару, он ведь тоже под броней был, когда их подбили. Но НЗ рассудил по-другому, раз ходит - значит, здоров и может тащить службу.
После Андхойской засады в службе заставы произошли изменения. Нужно было срочно восстанавливать разбитую технику. Виктор Лигун упросил начальство вернуть его обратно на родную заставу восстанавливать 768-ой БТР. Из Шоры приехал зампотех с комиссией для осмотра и принятия решения по подбитой технике. Многострадальный 770-ый с развороченной башней решено было отогнать на базу в Шибирган. Привезли два новеньких движка для замены прожженных в 768-ом. Решено также было снести ближайшие к крепости брошенные дома и дувалы в кишлаке Тавачи. Их подорвали и разровняли БАТом, отодвинув кишлак на полсотни метров от заграждения.
Организовали позицию радиолокационного наблюдения. На крыше казармы поставили РЛС «Фару» и сориентировали ее с минометом. Первые же дежурства на посту технического наблюдения принесли результаты и показали его эффективность. С помощью РЛС в темноте засекались движущиеся цели, и по указанным координатам работал миномет. По крайней мере, одну группу передвигавшихся ночью басмачей удалось накрыть, о чем сообщили разведчики. Правда, НЗ вскоре закрыл этот пост, сославшись на нехватку личного состава.
Недели через две из госпиталя выписался капитан Расюк. У нас возобновились стрельбы и рейды с охотами. Замполит пролежал в госпиталях больше месяца. Только вернулся, на заставу нагрянула очередная комиссия, на этот раз в лице парторга и начальника опергруппы – майора Рогова. Он, похоже, запомнил дерзость Неходы еще по январской операции в Акче и решил отыграться. Собрали открытое партсобрание. Замполит, как провинившийся школьник, стоял, опустив голову, а парторг разносил его в пух и прах. Ему припомнили и драку в Керках, и нарушение инструкций при следовании в колонне и еще много всего. Забыли только, что это живой человек с присущими всем людям недостатками. К тому же настоящий боевой офицер, не прятавшийся в отличие от НЗ за спины подчиненных, имеющий три контузии. Замполиту влепили «строгача», лишили очередного звания (капитанские погоны уже лежали в отряде), а также «зарубили» представления к награждению. Для него это было серьезное потрясение, да и личному составу казалось, что начальство просто сводит счеты со строптивым молодым старлеем.
Капитана Расюка тоже «по голове не погладили». Его представили к ордену «Красного Знамени», но отрядское начальство зарубило представление, якобы он, будучи старшим колонны, не смог обеспечить надлежащего исполнения офицерами должностных инструкций. Однако было совершенно очевидно, что ему не простили, что он, обматерив начальство, действовал самостоятельно. Бойцам заставы было очень обидно за своих командиров.
Евсеев Юра у подбитого 768-го (фото из архива Евсеева Ю.А.)

Башкатов Вася на своем 770-м до засады

Про Васю Башкатова (на фото) мало чего было известно, хотя отрядское начальство обещало сообщить о его судьбе. Все что удалось узнать - зрение практически полностью потеряно и рука не двигалась. Его представили к «Красному Знамени». Летом на заставу пришло письмо из госпиталя, где сообщалось только, что «его комиссуют, с глазами хреново, рука плохо сгибается и пальцы на руке не сгибаются». Дальнейшая его судьба долго была не известна.
Зато «солдатское радио» сообщило, что все Шибирганские «герои» недавней засады были представлены к наградам.
Из оставшегося в строю личного состава заставы медалью «За отличие в охране государственной границы СССР» был награжден мл. сержант Иванов Олег, медалью «За боевые заслуги» прапорщик Дидок Сергей и сержант Черных Сергей (секретарь комсомольской организации заставы).

В апреле в районе Андхоя провели крупную войсковую операцию возмездия совместно с частями 40-й армии ОКСВА. Перед ней случилась еще одна «духовская» засада. На этот раз досталось 1-ой ММГ, совершавшей марш из Меймене в Андхой. Колонна, как обычно, ночевала под Давлятобадом и была обстреляна из минометов. У наших четверо получили ранения (к сожалению один смертельное - ряд. Негрея Иван из минометной батареи) и одна мина попала в БТР, но экипаж не пострадал, укрывшись в окопе. Большие потери были у сопровождающих колонну сарбозов. Заставу подняли по тревоге поздно вечером, приказав светом ориентировать с земли борты, летящие на помощь колонне. Вслед за этими событиями и началась Андхойская операция возмездия, котрая прошла успешно, на некоторое время очистив район от присутствия крупных банд.

Капитан Расюк Георгий Викторович прослужив в должности замбоя Андхойской заставы до ноября 1987 г. (почти три года в Афгане), майором вернулся на прежнее место службы в Таллинн. После развала Союза перевелся на ОКПП «Печоры», дослужившись до подполковника. Носил в голове осколки душманской гранаты и мучался постоянными болями в травмированном позвоночнике. Едва дожив до 50 лет, скончался 16 ноября 2005 г., так и не дождавшись обещанного жилья. Сослуживцы по ОКПП сумели выбить у чиновников квартиру для семьи ветерана (жены и троих детей) в Новгороде.
Старший лейтенант Нехода Сергей Иванович в сентябре 1986 г. по замене убыл из Афгана на Камчатку. Прослужив на разных должностях на Камчатке и Курилах около 6 лет, в 1992-93 гг. служил в Приднестровье. Затем в погранведомстве Украины, дослужившись до подполковника, вынужден был уволиться. С большими проблемами перевелся в Россию. В возрасте 46 лет, потеряв здоровье, скончался 10 августа 2006 г., похоронен в Голицино.

Категория: Статьи | Добавил: mmg-shora (25.09.2007) W
Просмотров: 7856 | Комментарии: 8
Всего комментариев: 8
8 mmg-shora   (17.03.2011 21:12)
Четверть века прошло с тех пор... целая жизнь, одни, выжив тогда - не дожили до сегодняшних дней, другие пережили передряги развала страны и беспредела "реформ", вырастили детей, дождались внуков. Жизнь продолжается! На днях Вася Башкатов сообщил ,что вышел на связь еще с двумя участниками Андхойской засады - Ваней Данилюком и Витей Яровым. Оба живут в Харьковской обл. в Краснограде. Витька стал отцом-героем - ШЕСТЕРЫХ детей нарожал!!! Ваня тоже в порядке, по прежнему крутит баранку. Земляк - Олег Иванов в Угличе (работает водителем в ДрСУ).

7 mmg-shora   (01.10.2010 12:19)
Вася Башкатов сообщил хорошую новость - 28 сентября он стал ДЕДОМ, внучка родилась!!!

6 mmg-shora   (13.01.2010 14:12)
В Новый год созванивались с Васей, у него в семье большая радость - осенью дочку замуж выдал!!! У зятя есть комп, так что будем надеяться, что Вася и сам со временем сюда выйдет.

5 mmg-shora   (04.06.2008 11:13)
Рад сообщить что благодаря братьям-пограничникам нашего и Термезского отряда нашли Васю Башкатова! Даю ссылку на форум где обсуждались последние шаги поиска. Там и координаты Васи есть, кто его знал - позвоните, ему очень важна моральная поддержка сослуживцев.

4 mmg-shora   (30.05.2008 15:21)
Иван, спасибо! Попробуем там поискать, мне Термезские ребята говорили, что там тоже Балаклея есть, попрошу их помочь. Ты Васю помнишь? Он в начале в Шоре был, потом где-то к лету 85 г. к нам в Андхой перевели менять водителя, нашего "деда". Если узнаешь про него что-нибудь - дай знать. Ты осваивайся тут, не стесняйся, спрашивай, все учимся друг у друга. Какие косяки заметишь - пиши. Удачи!

3 A8C2C0CD A1D3C3C0C5CDCACE   (30.05.2008 13:19)
Для Михаила. Балаклея есть и в Харьковской области если я не ошибаюсь то Вася помоему оттуда. Иван Обоз токарь.

2 mmg-shora   (18.03.2008 14:42)
Сегодня ровно 22 года с тех событий. До сих пор осталась не выяснена судьба Васи Башкатова. Искали в Балаклаве, Севастополе, во всем Крыму, в Запорожской обл., недавно вспоминали что возможно он из Черкасской области из Балаклеи. Может у кого-то есть хоть какая-то зацепка. Год рождения примерно 1966 или 65, точно что с Украины, призывался осенью 1984 г. в Керки, комисован летом 86 г., вероятно имеет 1-ую гр. инвалидности.

1 Tura   (09.10.2007 00:07)
Да, нет слов! Настоящие герои как всегда в тени! К сожалению подобных примеров, наберется не мало.
Михаил, спасибо за статью.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MМГ-2 Шибирган © 20.07.2007-2017
Хостинг от uCoz