» Статьи

Нас просили о помощи
Из книги: Афганистан живет в моей душе (воспоминания качканарцев - участников Афганской войны) / Сост. Титовец М.И. - Екатеринбург: ООО "Издательство Раритет», 2006 г. с.72-74

Яблоков Владимир:
«Нас просили о помощи»


Родился 18 января 1965 года в городе Верхняя Тура Кушвинского района Свердловской области в семье рабочих.
В 1972 году поступил в начальную школу № 18, в 1975 перешел в среднюю школу № 19. Закончил 8 классов, в 1980-1982 годах учился в ГПТУ № 50 города Верхняя Пышма по специальности токарь. В сентябре 1982 от Кушвинского горвоенкомата был направлен учиться в город Нижний Тагил на водителя категории «С». В 1983-1985 годах служил в Советской Армии. В настоящее время педагог-организатор ОБЖ в Качканарском профессионально-педагогическом колледже. Организовал военно-патриотический клуб «Юный пограничник».


19 апреля 1983 года призвали в пограничные войска на Дальний Восток (Амурская область, город Шимановск). После учебки в августе этого года был направлен для продолжения службы на заставу № 5 водителем автомобиля ЗИЛ-130. Возил прожектор «Пункт технического наблюдения». В октябре 1984 года переводят в отряд мотоманевренной группы (ММГ) в качестве наводчика противотанкового безоткатного гранатомета. О том, что ММГ комплектуется и готовится для Афганистана, узнали в начале января 1985 года. Командир отряда построил всех военнослужащих и объявил, что ММГ направляется в ДРА выполнять интернациональный долг, желающим - выйти из строя. Вышел весь отряд, но отобрали тех, кто отслужил не менее года.
17 января вылетели с Дальнего Востока, прибыли в Керкинский пограничный отряд, там проходили спецподгоговку в песках Каракумов.
14 февраля 1985 года в 10 часов местного времени выехали в ДРА. Пока ехали до города Андхой, миновали множество кишлаков (прим. по дороге Керки-Андхой после пересечения границы до г. Андхой по дороге нет ни одного кишлака, расстояние от места пересечения – 7-ая ПЗ Имамназар Керкинского погранотряда - до Андхоя около 30 км, Дальневосточная ММГ прибыла в Андхойскую крепость после 16 февраля), в этих кишлаках дети голодные, раздетые, просили сигарет, пищи. Очень их было жалко. Это самое первое впечатление. Другой мир. Цивилизации, в нашем понимании, нет. Местом нашей дислокации был город Андхой, в стороне метров 300 от него (прим. около 2 км).
Метрах в 300-х от нас еще одна база, где жили сарбозы (прим. все афганские гарнизоны располагались в г. Андхой около 2 км от места дислокации гарнизона пограничников), это которые за революцию. Раньше там было типа поместья, забор метров восемь высотой, ходили часовые (прим. это была крепость построенная Англичанами как кожевенный завод, стены были не выше 5 м). Перед нами там стояла мотгруппа, она выехала, мы заехали (прим. в крепости дислоцировалась усиленная застава от ММГ-2 Шибирган, которая никуда не уезжала, а продолжала нести службу совместно с новой ММГ, в т.ч. «натаскивая» новичков в совместных выездах на оперативно-боевые мероприятия).
Наша задача - прикрыть границу Советского Союза. Этому придавали большое значение после того, когда в 1984 году душманы обстреляли город Термез (прим. личному составу Андхойской заставы такая информация не доводилась). Впредь этого нельзя было допустить. Наша группа была 300 человек, зона ответственности – Андохойский район (прим. Андхойский район всегда был зоной ответственности мотоманевренных групп Керкинского погранотряда: РММГ, ММГ-1, ММГ-2 и ММГ-3, главным образом ММГ-2 Шибирган). В других районах были свои мотгруппы. Когда была крупная операция, они съезжались определенным количеством людей, техники и уничтожали банду. В обычное время – обычный распорядок дня, занятия идут, связанные с военной подготовкой. В этот период времени довелось участвовать в трех боевых операциях и около десятка раз выезжали на боевые засады.
Я был наводчиком безоткатного противотанкового орудия. Орудие стреляет на пять километров, сплошное поражение 250 метров. У нас во взводе было четыре отделения, в каждом по четыре человека. Безоткатное орудие переносили на себе два человека: командир расчета несет впереди, наводчик сзади, плюс заряжающий и своя машина ГАЗ-66, которая возила снаряды в любой операции. Одна такая операция была у города Шиберган (прим. Автор вероятно путает с Даулятабадом). Сколько в ней участвовало людей, я точно сказать не могу, где-то четыре коробочки БТРов, коробочки четыре БМП, военнослужащих человек 50-70, экипажи и кто на броне, и два расчета наших выезжало.
Когда стали подъезжать к городу, там бой уже шел. Десантно-штурмовая группа высаживалась в горах с вертолета. Банда стала уходить из города. С нашей стороны сразу погибло 3 человека. Выбежал сержант, спрыгнул с вертолета (хотя их задача была только окопаться). Следом офицер - спасать сержанта, тоже попал под обстрел. Потом рядовой - все трое погибли (прим. На операции в районе Даулятабада у к. Курайш погибли ст. л-нт Калмыков, ст. с-нт Хамко и ряд. Змиевский из Керкинской ДШМГ).
Обычно боевые действия были по ночам, а здесь днем. Мы встали на свою точку, где должна находиться наша мотгруппа. С нашей стороны была равнина, пески, было спокойно, мало стреляли. В основном стреляли с гор и в горы - там были наши десантники и пограничники. Нам был приказ не стрелять. У нас командир был капитан. Мы у него спросили: «Почему не стрелять?» Он: - «Хотите повоевать?» Мы: «Не в том дело, это жизнь людей». Он: «Сидите спокойно. Банда будет выходить - на вас нарвется». Но как они на нас нарвутся, если днем мы окапывались. Только наш расчет выкопал семь окопов, а еще пулеметчики, автоматчики. Коробочки стояли между собой через 300 метров. Сарбозам было приказано сесть между коробочками, те боялись отходить. Спрятались за нами. Вечером, ближе к темноте, начался бой, очень сильно били по нашим в горах, десантникам не давали высунуться, а мы все это слышим - у нас тишина. Те просят помочь, а у нас приказ не стрелять. Поговорили со своим командиром расчета Заверюхой Евгением и приняли решение уничтожить душманские пулеметы. Я, как наводчик, навел на один пулемет, оставалось только нажать кнопочку. Не было смысла стоять и ждать: душманы из своих пулеметов сильно стреляли, а банда уходила. Мы приняли решение на свой страх и риск. У водителя взяли болты и гайки, командир бросает их в БТР - якобы нас обстреливают, здесь начинают стрелять автоматчики, пулеметчики, под этот шум я из своей пушки стреляю и уничтожаю пулемет с первого выстрела. Здесь же с горы передают по рации: «Спасибо, ребята, уничтожьте еще пулемет», - и дают координаты. Начальник штаба находился в другом БТРе, спросил: - «Кто стрелял?» Ответили, что никто не стрелял. Он так же доложил дальше. А водитель БТРа, который слышал координаты, сказал про второй пулемет: «Я не видел откуда он стреляет, его точка была за дувалом». Но из расчета, что у меня 250 метров поражения, я мог его уничтожить. Я навел безоткатное орудие, приготовился. Но я не имел права стрелять без разрешения командира расчета. Я опять взял болтов, гаек и опять стал кидать в БТР, чтобы создать шум, ребята по договоренности начинают стрелять из автоматов. Мы стреляли из безоткатного орудия. Капитан был в БТРе и выстрелов не слышал. По рации передают: «Спасибо, дали вздохнуть». Огонь пошел с нашей стороны туда, где выходила банда. Часть ее ушла, часть была уничтожена.
Утром бой закончился, разрешили уйти в город местным жителям. В основном это были дети и женщины. Я впервые услышал, как ревет город, весь город, хоть мы стояли 300-400 метров от него. Город за ночь очень сильно пострадал. Мужья их и отцы оставались охранять имущество и многие погибли. Когда операция закончилась, нас всех выстроили, начальник штаба приказал выйти тем, кто стрелял. Я вышел, и Заверюха вышел. Мы думали нас накажут, а нам объявили благодарность, и мы встали в строй. Когда приехали к себе в мотгруппу, доложили своему командиру взвода о случившимся. Командир тоже объявил нам благодарность. Немного погодя начальник штаба объявил благодарность командиру за его подчиненных. Минут через 10 подошел капитан, чей приказ мы не выполнили. У него был неверный приказ, а докладывать и жаловаться там было некому, так как начальства там больше не было. Мы приняли решение уничтожить пулеметы, и мы это сделали.
22 мая нам объявили, что дембеля уезжают домой, а наша мотгруппа уходит в другое место. Мы так поняли, что возвращаемся на Дальний Восток, так как выполнили свою боевую задачу. Когда выехали в Союз ближе к погранотряду, прилетел генерал-майор, фамилию не помню. Был приказ совершить марш-бросок на боевую операцию за 800 км. Мы вдоль границы проехали в Кушкинский погранотряд (прим. Такого отряда не было, был Тахта-Базарский), заехали опять на территорию Афганистана в район города Герата (прим. в провинцию Герат). Нам сказали, что душманы отравили воду. Наши медики туда полмешка хлорки бросили. Через час-два приехали местные и заявили, что это мы воду отравили. А мы-то ее наоборот обеззаразили. Мы пили эту воду, это убедило местных, что вод а не отравлена. Я сам кружек пять этой воды с хлоркой выпил.
Дня через два-три я приказ получил на службу, а обычно мы службу несли со своим безоткатным орудием. Бежит начальник штаба: «Куда?» «Приказ получили на службу». - «Быстро к вертолетам на боевую операцию!» Здесь же нас на вертолеты, летели час-полтора на афгано-пакистанскую границу в район горы Чашма-Инжир (прим. на афгано-иранскую границу). Высадили нас около гор, в горах уже шли бои, там база душманская была, ее не могли взять в течение нескольких лет. Здесь была полномасштабная операция.
Базу брали часов шесть-семь, одних подвозили, других отвозили – много было раненых, были убитые. Когда высадили наш расчет в низине, мы на эту гору километров пять с боем прорывались. Конечно, не только мы, со всех сторон эту гору брали. После того, как эту гору взяли, мы удерживали единственную там дорогу.
22 июня 1985 года в соседнем районе шла операция, также были раненые и убитые. С вертолетами, которые их вывозили, вывезли и тех из нас, кому на дембель, в Союз.
Вспоминается мне такой случай. 27 апреля отмечали день апрельской революции. В городе Андхой они решили устроить парад по этому случаю. Нашу мотгруппу попросили охранять этот парад. Нас выехало туда человек 200. Парад прошел очень хорошо. Когда он закончился, мы уехали. Минут через двадцать-тридцать в нашу сторону идет колонна с белым флагом. Нас попросили о помощи. Что случилось? В этот день главарь банды женился в какой-то раз, и в честь этого они решили испортить праздник местным и запустили в город две мины. В это время там выступал детский театр типа цирка, а дети у них сидят на земле, а не на скамейках, как у нас. Мины эти попали почти в центр. 147 человек было ранено, около 20 убито. Раненых везли к нам, потому что их госпиталь был переполнен. Я сам нес ребенка без ноги и девочку без руки, где-то 3-4 лет. Наши медики оказывали пострадавшим помощь, а мы носили.
(прим. На базарной площади Андхоя был митинг, его прикрывали 2 экипажа БТРов Андхойской заставы и вероятно 1-2 экипажа от Дальневосточной ММГ, минометный обстрел начался в разгар мероприятия, в толпу упало, насколько помню, 4 мины, действительно было много погибших и раненных среди афганцев, наши никто не пострадал, укрывшись под броней. Около 30 человек раненых детей доставили в Андхойскую крепость вместе с учительницей, где им оказали первую помощь медики Дальневосточной ММГ и фельдшер заставы с-нт Сергей Гурский. Личный состав заставы на боевом расчете принял решение всю пайку сгущенки передать раненным детям. Утром следующего дня всех раненых вертолетами вывезли в госпиталь в Меймене. Данных по общему количеству убитых и раненных нам не доводили).
После Службы я хотел поступить в военный институт. По некоторым обстоятельствам я туда не попал. Когда уезжали, начальник политотдела сказал нам: «Ребята! Вы должны подготовить таких же ребят в пограничные войска, как вы».
В 1987 году я женился, в 1989 году переехал в Качканар. Отец троих детей. В настоящее время работаю преподавателем-организатором ОБЖ в КППК. Создал и веду клуб юных пограничников. Два моих выпускника поступили в Хабаровске в пограничное училище. Просьбу начальника политотдела я выполнил.

Служили три товарища

Сегодня мало кто знает, что уже через месяц после ввода Советских войск в Афганистан в январе 1980 года пограничники провели несколько боевых операций на территории сопредельного государства. Последнюю точку в этой войне тоже поставили пограничники – после вывода армейских частей утром 15 февраля 1989 года в 16.35 через границу перешло последнее пограничное подразделение – 5-я мотоманевренная группа Тахтабазарского погрнотряда.
За всю эту войну в афганских событиях участвовали до 62-х тысяч пограничников. Погибли 578 человек. 2540 – ранены или контужены. И ни одного случая дезертирства и пленения пограничников.22 тысячи пограничников награждены орденами и медалями, 8 – удостоены звания Героя Советского Союза.

Участвовали в афганской войне и сысертские пограничники: Сергей Поздеев и Андрей Дворников из Сысерти, Андрей Жиделев – из Патрушей, Валерий Котельников – с рудника Асбест, Андрей Сурин из Кашино, Алексей Власов из Щелкуна.
- С Андреем и Валерием мы познакомились в военкомате, - рассказывает Сергей Поздеев. – На сборном пункте в Егоршино не набралась пограничная команда (а мы собирались стать моряками), и нас троих перевели в пограничные войска КГБ СССР. В Приморье с отличием окончили школу сержантского состава. Стали с Андреем сержантами механиками-водителями боевой машины пехоты, а Валерий – оператором-наводчиком БМП-1. Распределены были в мотоманевренную группу (ММГ) Шимановского погранотряда, что дислоцируется в Амурской области на границе с Китаем.
В январе 1985 года мы дали согласие ехать в Афганистан. Написали об этом письма домой – и в дорогу. Всю ММГ на ИЛ-86 17 января доставили в Туркмению, где мы учились вести военные действия, максимально приближенные к боевым. На политзанятиях нам говорили, что, если советские войска уйдут из Афганистана, американцы установят там свои военные базы, с которых их ракеты будут доставать до Урала.
Через месяц усиленной спецподготовки в песках Каракумов, на базе Керкинского погранотряда, 14 февраля общей колонной (все переодетые в общевойсковую форму) мы перешли границу. Показалось, что попали в средневековье: местные жители в чалмах пашут деревянной сохой землю на волах… Вдоль дороги мы увидели нашу разбитую технику... Шли 4 дня в полной боеготовности. Заметили всадника на коне, сопровождающего нашу колонну. Задержали его. Оказалось, что это разведчик моджахедов. Для разбирательства передали его местной милиции (царандой). По дороге стали встречаться редкие кишлаки, в которых дети голодные, раздетые, просили сигарет, пищи. Нам было очень их жалко.. Другой мир. Цивилизации, в нашем понимании, нет. Это самое первое впечатление. Мы расположились в 2-х км от города Андхой, а в самом городе стоял гарнизон сарбозов (афганская народная армия). Раньше это была крепость, построенная англичанами, а потом - кожевенный завод, по периметру - стены около 5 м высотой. В крепости также дислоцировалась усиленная застава от ММГ-2 «Шибирган», которая обучала новичков на совместных выездах на оперативно-боевые мероприятия в зону ответственности (в основном – Андхойский район).
Наша основная задача – прикрыть от нападения границу Советского Союза на дальних подступах.
Нами командовал прекрасный командир майор Михаил Матушанских, который за все время нахождения в Афгане не принял ни одного необдуманного решения, поэтому у нас в боестолкновениях погиб лишь один пограничник. Не в пример командованию ММГ Тахтабазарского погранотряда, которой мы пришли на смену. Они шли без разведки, без саперов и напоролись на хорошо подготовленную засаду. Из 20 БМП-1 у них остались целыми только две машины, и среди пограничников были большие потери… Жалко ребят… Но это война…
Наша Дальневосточная ММГ расположилась невдалеке от Андхоя, что находится в 22 км от города Герат. В зоне ответственности ММГ действовала банда численностью в 700 человек, поэтому мы были в постоянных боевых рейдах – преследовали незаконные, хорошо вооруженные формирования. Помогал нам афганский особый отдел (ХАД). Накрутили по дорогам Афгана более 7000 километров. Если бы не наша минно-розыскная собака, служившая здесь семь лет, и инструктор Слава Никульшин, многие могли бы подорваться на минах. На одном участке дороги в два километра, например, собака нашла 14 мин. Но все-таки экипаж Андрея Жиделева однажды подорвался. Мы курсировали на БМП по кольцевой дороге, охраняли город, и кто-то в это время успел поставить мину. Ребят контузило, но, к счастью, все остались живы.
Запомнилась общевойсковая операция. У духов в горе Чашма-Инджир была устроена база. И мы совместно с армейцами должны были блокировать ее. После обработки гор бомбами, мы высадились в горы с вертолетов. Перекрыли со стороны границы с Ираном подступы (тропы) к базе «духов».
В горах кто выше, тот и победитель. Хорошо, что успели, потому что «духи» начали обстрел из минометов. Почти каждую ночь они пытались прорваться к базе, но мы установили средства сигнализации на тропах и вовремя встречали огнем незваных гостей. В одну ночь «духи» по соседней горе поднялись на одну высоту с нами. Мы не смогли бы отбиться, если бы не капитан Тимофейчик, командир нашей минометной батареи. По его своевременной команде пограничники открыли точный огонь, и духи поспешно с потерями отступили. Ночью туда сползали в разведку Валерий Котельников с напарником, доставили трофейный миномет. На этой горе мы находились 45 дней и поставленную командованием задачу выполнили.
Полгода мы не получали писем, хотя сами писали. Вот было радости, когда пришли первые ответы. Узнали от родителей, что недалеко от нас в Герате служит в армейской разведке Алексей Гонов (р. Асбест). Мы переписывались с ним до окончания службы.
В сентябре 1985 года нам на смену пришла другая мотоманевренная группа. И мы вышли из Афгана в районе города Кушки. Вернулись в Шимановск. Командование отряда встретило нас плохо. Выстроили на плацу, раздели и стали обыскивать. Думали, что мы в Афгане занимались мародерством. Это, конечно, оскорбило нас.
Дослуживали полгода в ММГ, обучали молодое пополнение. Были признаны лучшими механиками-водителями части. Мы отслужили с достоинством и честью. Около 100 пограничников из нашей части были представлены к правительственным наградам, но и их мы получили только через год, дома. Да и то не все ребята…Мы защищали советско–афганскую границу от прорыва бандформирований. Защищали так, как диктовала боевая обстановка и безопасность населения приграничья. По международным нормам советские пограничники не должны были находиться на сопредельной территории. Начальники погранотрядов в первые годы афганской войны сообщали в похоронках родителям погибшего пограничника: «…Убит на участке энской заставы при охране и защите Государственной границы СССР». Из-за этого родители погибших пограничников были лишены ряда льгот. Позже начальником пограничных войск КГБ СССР генералом армии В. Матросовым было принято специальное решение: подписываются два свидетеля, и кадровый аппарат делает специальную отметку. То же самое и по поводу ранений.
Домой я приехал 26 мая 1986 года. Работал на Уралгидромаше, в литейном цехе. Женился. Дети уже взрослые. Сейчас частный предприниматель.
С ребятами, служившими вместе и живущими в области, встречаемся часто. Такое не забывается, ведь мы защищали рубежи нашей Родины на границе с Китаем, а потом и Афганистаном. Павших своих боевых друзей будем помнить всегда. Пока мы их помним – они с нами…
Р/С.
Сергей Поздеев и Андрей Сурин награждены медалями «За отличие в охране государственной границы СССР». Андрей Жиделев – медалью «За отвагу», Валерий Котельников – медалью «За боевые заслуги». И все они – знаками «Отличник погранвойск 1-2 степеней», «Отличник Советской Армии». Андрей Гонов награжден медалью «За отвагу».
В феврале Сергей Поздеев отмечает три праздника: день окончания войны в Афганистане, день Защитника Отечества и свой день рождения. Удачи, вам, воины – интернационалисты!
Подготовил Олег Подкорытов.


Источник: http://www.rsva-ural.ru/library/mbook.php?id=680
Категория: Статьи | Добавил: mmg-shora (19.05.2008) | Автор: Яблоков Владимир
Просмотров: 3056 | Комментарии: 6
Всего комментариев: 6
6 нестеровский   (26.10.2011 11:23)
Доставляли из Шимановска двумя ИЛ-76 ТД, с посадкой в Алма-Ате. Причем мы только со второго раза смогли загрузится со всем оружием и амуницией в борты. Максимальное время на загрузку - 3 часа. Так что мы, не успев, вынуждены были разгрузиться, а утром грузиться повторно. Когда заходили в Афганистан и шли на Андхой (помоему от границы до Андхойской крепости порядка 70 км) скорость движения нашей колонны была не более 20 км/час. Зато выходили со скоростью движения в колонне порядка 70 км/час. Не потому что убегали, просто научились воевать) Начальник ММГ п/п-к Матушанский Михаил Ушерович прекрасный командир. За все время боевых действий выматерился только 1 раз в эфире, когда потеряли миномет в период марша по Союзу из зоны ответственности Киркинского ПО в Тахта-Базарский ПО. Профессионализм наших ребят был оценен алодисментами местных жителей, когда мы грузились на паром. Паром был забит под завязку техникой, всее машины ММГ + гражданские. Командовал погрузкой м-р Катаев. Он сотавил место только для одной мшины. А ставить БМП-1 нужно было очень ювелирно. Механник-водитель был выше всяких похвал. Он не зацепил ни одной машины, прекрасный спец! Капитан Тимофейчик был заместителем начальника 1ПЗ майора Катаева. Минометчиком он никогда не был.
Я Нестеровский Виктор Викторович в 1985 году ЗНЗ по п/ч у Капитана Орехова В.Н. 2-я застава Шимановской ММГ. В то время в/звание лейтенант.

5 mmg-shora   (25.03.2011 22:37)
в продолжение темы дальневосточной ММГ в Афгане на "погранце" журналист Олег Подкорытов продолжил написание басен под названием "Служили три товарища", перенес его сюда с выделением цветом очередных перлов sad Напр. с удивлением "узнал" новость - Андхой-то оказывается "находится в 22 км от города Герат"... надо было бы заехать smile 4 дня с Союза до Андхоя добираться - тоже круто, разве что ползком по пластунски... Кто-нить видел в мангруппах по 20 БМПух??? wacko или в 85 г. собаку прослужившую в афгане аж 7 лет!? surprised это видать была собака-диверсант biggrin В общем - очередной боевик, непонятно зачем журналистам такие публикации, унижающих самих ребят-дальневосточников, их-то самих еще как-то понять можно (3 месяца в Андхое, 3 месяца на стыке, мало что запомнишь)... мы ведь те 3 их месяца в Андхое жили с ними одним гарнизоном, все видели своими глазами, участвовали совместно в большинстве мероприятий - и нам также обидно читать лажу... sad

4 mmg-shora   (26.05.2009 16:43)
Вот еще выдержки из статей здесь и здесь с воспоминаниями бойцов Шимановской ММГ.

3 mmg-shora   (18.04.2009 19:44)
Да, Сергей, обычно так и бывает, ребята расскажут, а журналюги все напишут с точностью до наоборот. С расчетами вашего ПТВ мы бывали на засадах, может пересекались и на них? Вспомнинай как было на самом деле, можешь прямо в комментах или со страницы статей через кнопку "Добавить" (подредактировать я помогу, если сразу не получится). Пора уже вашей ММГ написать свою настоящую историю.

2 Pyshkin_83   (18.04.2009 16:53)
Здравствуй Михаил!Прочитал твои коментарии!Абсолютно согласен.Вся статья - один большой косяк!И вообще,мне кажется,это выдержка из книги,поэтому возможно,что это просто творение какого то писаки!Я сам из Шимановской мангруппы,СПГшник! 27 апреля во время бомбёжки был на площади в почётном карауле!

1 mmg-shora   (19.05.2008 17:14)
Не смог удержаться, чтобы не прокомментировать воспоминания Яблокова (примечания выделены др. цветом по тексту). Слишком много косяков в воспоминаниях этого бойца. Дальневосточная ММГ приходила в ДРА на полгода на боевую стажировку. Первые 3 месяца они дислоцировались в нашей Андхойской крепости, после чего ушли в район стыка 3-х границ (Иран-СССР-ДРА). Андхойская застава никуда не уходила, просто эти 3 месяца практически вся служба по охране лагеря была возложена на новую ММГ, а наша застава практически не вылезала с боевых выездов и операций (иногда в крепости оставалось по 3 человека л/с охранять имущество заставы от Дальневосточников). Первый месяц Дальневосточники никуда без нашего сопровождения не выезжали, все засады, колонны и др. действия проходили под "чутким руководством" офицеров и бойцов Андхойской заставы. Потом они стали выезжать и самостоятельно, и были у них успешные засады. Но по-началу из-за неопытности много было косяков (лично был свидетелем этому). Быстрее всего втянулся в службу их минбат, т.к. с их приходом нападения на крепость сразу возросли и минбат постоянно поднимался "к бою". За 3 месяца простые бойцы и не могли много узнать и ориентироваться в зоне ответственности, поэтому столько косяков в их воспоминаниях, да и времени уже прилично прошло. Все-таки надо поаккуратнее с фактами и слухами...

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MМГ-2 Шибирган © 20.07.2007-2017
Хостинг от uCoz